oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

MMIX-48


Разумеется, далеко не всем читателям пришлось по душе разоблачение Воланда, который так искусно ввёл в заблуждение и Бездомного, и Маргариту, да и большинство читателей, не исключая и меня. Как приятно верить в существование столь обаятельной, справедливой и даже, можно сказать, доброй и снисходительной к нашим слабостям «нечистой силы». Нам легко понять восторг Маргариты, поверившей в безопасного «иностранца». При таком «понимании» намного легче решиться «продать душу дьяволу».

Вот и интеллигентные читатели, и особенно читательницы по прочтении Романа невольно вздохнут – вот бы нам повстречать на жизненном пути такого ценителя наших тёмных сторон, готового заплатить за них хотя бы одним полночным мигом яркого праздника. Боюсь только, что Автор предвидит верно, и всему нашему «поколению Массолита» этот яркий праздник воспевания смерти действительно обещан и уготован. Так что лично мне как-то ближе альтернативная версия прочтения, в которой Воланд только руководит «нечистой силой», а не возглавляет её, обыгрывает свою «свиту» в сложную политическую игру, а не играет вместе с ней.

Впрочем, вся эта нравоучительная философия является лишь побочным эффектом и не имеет прямого отношения к нашему главному делу рационального и бесстрастного решения головоломки, составленной Автором в виде Романа. Мы уже обнаружили целый ряд ключей и даже убедились на примере довольно сложной 21 главы, что все эти ключи действительно работают, то есть что Автор действительно пользовался этими ключами при написании. В случае 21 главы количество соответствий решительно перешло в качество полной уверенности в правильности найденного нами пути и в надёжности непрерывной путеводной нити.

Следовательно, эти же самые найденные нами закономерности, ключи, символы должны работать и в отношении 22 главы, и 23-й тоже. Но в том-то и дело, что работают подаренные Автором ключи только в одном случае – если мы признаем, что Воланд действительно противостоит своей свите, а не являет с нею одно тёмное целое. Если версия Воланда как сатаны не соответствует всей историософской конструкции, всему тайному замыслу Автора, то это намного более убедительно, чем просто гипотеза о том, что Автор должен быть хорошо знаком со словесным портретом сатаны из Нового завета.

В виду важности рассматриваемого вопроса нам опять придётся последовательно применить к 22 главе все ключи и соответствующие объективные методы анализа. Как обычно, используем сначала первый ключ – сравнение с аналогичной стадией из первого большого ряда, то есть – с 12 главой. Однако простое сравнение здесь не работает, и нам потребуется ещё один ключ – третий в нашем списке из MMIX-42. Это означает, что нужно рассматривать вместе главы 22 и 23 так же, как главы 12 и 13, потому что в них описаны два параллельных действия. Одна сюжетная линия является завершением предыдущего большого ряда, большой стадии. Вторая сюжетная линия, сопряжённая с первой, но противостоящая ей, идущая на смену, относится уже к следующему большому ряду.

В 12 и 13 главе это противопоставление было более наглядным. Автор специально развёл две сюжетные линии не только по двум разным пространствам – Варьете и палата №117, но и по разным главам. Однако при этом оставил указание на параллельное течение времени – сюжет 13 главы тоже является прямым продолжением 11 главы. В главах 22 и 23, наоборот, Автор всячески затемняет различие между двумя сопряженными сюжетными линиями, объединив их в единый поток времени и, вроде бы, в единое пространство. Уловить это наличие двух линий и, тем более, их противопоставление невооружённым взглядом невозможно. Это доступно только тому, кто уже нашёл все «потерянные» Автором ключи и научился ими пользоваться. То есть только единомышленнику Автора. А для всех остальных текст остаётся просто мистической сказкой про симпатичную ведьму, обаятельного дьявола и его слуг.

Можно ли обнаружить в 22 и 23 главах два параллельных пространства двух действий? Конечно, и без особого труда. Автор пытается скрыть этот факт нехитрым отвлекающим приёмом – поместив второе пространство за ту же самую дверь квартиры №50 в доме №302-бис. Однако, даже в полной темноте с самых первых шагов ясно, что это совсем другое пространство. От прежнего пространства «нехорошей квартиры» осталось неизменной лишь комната Воланда. Соответственно, первое, изначальное пространство предназначено для общения Воланда с Маргаритой, а другое, изменённое с помощью «пятого измерения» - для подготовки и проведения Великого бала у Сатаны.

В параллельной 12 главе Воланд сначала присутствует в сценическом пространстве Варьете, где хозяйничают Фагот с Бегемотом и Геллой. Затем Воланд, а это был всё же его бас в конце 11 главы, перемещается в палату №117 для общения с Иваном. Как Воланду удалось оказаться в 13 главе через мгновенье, посетив целое представление в 12 главе? Видимо, точно так же, как в 23 главе между началом долгого испытания Маргариты Балом и появлением Воланда в пространстве «нехорошей квартиры» проходят считанные секунды. Кстати, Булгаков уже был знаком с теорией относительности, так что такое странное поведение времени в разных линиях действия имеет свой прототип.

Тот факт, что Воланд посещает виртуальное пространство Бала в конце, а не в начале представления, напоминает нам об ещё одном ключе – «номер 2» или «зеркаьной симметрии». И действительно, такая симметрия должна существовать – между 11 и 12 главами, началом и финалом большой стадии Надлома. Но, видимо, Автор указывает нам и на симметрию между двумя «большими узлами» – быстротекущими процессами, обеспечивающими сопряжение и смену больших стадий.

Теперь нам будет легче убедиться, внимательно посмотрев на сюжетные линии, что вовсе не Воланд является «хозяином» другого пространства. На самом верху тёмной лестницы Маргариту встречает не Воланд, а Коровьев. Он же хвастается знанием технологий «пятого измерения», а также иных способов «решения квартирного вопроса». Наконец, именно Коровьев надевает на шею Маргариты тяжелые регалии с изображением Мефистофеля, и это он, Фагот, является распорядителем Бала и находится рядом с «королевой». Что же касается Воланда, то он является ровно в полночь, чтобы завершить этот самый Бал и забрать с собой Маргариту. Поэтому название 23 главы «Великий Бал у Сатаны» лишь по недоразумению может быть отнесено к Воланду, а не к Фаготу.

Хотя признаем честно, Автор сделал всё, что только мог для этого недоразумения. Более того, он даже предусмотрел, что мы могли обнаружить не столь уж скрытую ссылку на притчу о неразумных девах в 19 главе. В этом случае, мы должны были ожидать, что в полночь появится «жених» и, следовательно, начнётся «свадьба». Следовательно, эта самая давно ожидаемая свадьба и есть «Великий Бал у Сатаны». Судите сами, могла ли нетерпеливая Маргарита, доверившись Коровьеву, подумать как-нибудь иначе:

«– До полуночи не более десяти секунд, – добавил Коровьев, – сейчас начнется.

Эти десять секунд – показались Маргарите чрезвычайно длинными. По-видимому, они истекли уже, и ровно ничего не произошло...» 

И вдруг, после трёх или четырёх часов тяжелейшего испытания, выясняется, что всё не так, как казалось несчастной «королеве»:

«…Маргарита не помнила, кто помог ей подняться на возвышение, появившееся посередине этого свободного пространства зала. Когда она взошла на него, она, к удивлению своему, услышала, как где-то бьет полночь, которая давным-давно, по ее счету, истекла. С последним ударом неизвестно откуда слышавшихся часов молчание упало на толпы гостей. Тогда Маргарита опять увидела Воланда».

Впрочем, вполне может быть, что Автор и не думал нас дурачить, а только честно и беспристрастно рассказал о происходящем, а заодно о состоянии героини, не способной отличить «чёрное от белого», испытывающей холодящий страх перед Воландом, но при этом симпатизирующей и доверяющей Коровьеву. В этом смысле двойственное психологическое состояние Маргариты – осознание своего несовершенства, желание стать действительно свободной и счастливой, готовность поверить хотя бы в существование дьявола – полностью соответствует состоянию Ивана Бездомного в 11-13 главах.

Двойственное и не вполне адекватное состояние Маргариты подчёркивается Автором с помощью довольно таки пикантных деталей: «– Почему королевской крови? – испуганно шепнула Маргарита, прижимаясь к Коровьеву». А чуть позже эта же неодетая особа захочет подменить Геллу возле ног Воланда. Однако в оправдание героини заметим, что и Коровьев, и Воланд – каждый по-своему и по своим мотивам – подыгрывают Маргарите, чтобы она как-нибудь преждевременно не научилась распознавать добро и зло. В этом смысле изображение райских кущ в главе «Великий Бал у Сатаны» становится вполне метафорическим.

Что касается мотивов Коровьева, то они совершенно ясны, несмотря на известное лукавство в каждом его слове. Если не быть, то хотя бы выглядеть хозяином положения – вот девиз настоящего Мефистофеля. Например, Фагот явно недоговаривает, переводя стрелки на «мессира», когда Маргарита удивляется отсутствию света на лестнице в начале 22 главы. Воланд находится в другом помещении, а здесь именно Коровьев не желает быть узнанным.

Кстати, в книге Бузиновских о прототипе Коровьева – «золотом телёнке» Роберто Бартини есть и такая подробность, будто бы он страдал заболеванием глаз и поэтому принимал гостей всегда в затемнённом помещении. Однако это вполне могло быть уловкой для связника между советским руководством и европейскими закулисными союзниками. С такой легендой и собственную внешность легче скрыть от лишних глаз, и двойника подсунуть на время отсутствия в стране. Тот факт, что у Булгакова стрелки переведены на Воланда, якобы не выносящего электрического света, может быть частью игры со спецслужбами самого Булгакова, участвовавшего в волошинском кружке «Атон» вместе с авторами «Золотого телёнка». Он тоже мог в обмен на лояльность ОГПУ обещать написать роман о чёрте с чертами конкретного резидента. Но в отличие от других членов кружка Булгаков предвидел разгром ОГПУ и своё освобождение от взятых обязательств. Тем не менее, двойное или тройное дно в Романе сохранилось как продолжение этой опасной игры.

Однако вернёмся от прототипов к героям Романа. Мы вроде бы уже вычислили, что Коровьев-Фагот, олицетворяющий сам дух материализма – это и есть муж Маргариты. То есть на лестнице в «пятом измерении» она встретилась с вроде бы отвергнутым, но всё еще мужем. Есть ли этому, ещё более пикантному обстоятельству какие-то подтверждения в тексте 22 главы? Прямых нет, а вот косвенных – сколько угодно.

Во-первых, «внешность Коровьева весьма изменилась». Нужно думать, что и предыдущий клетчатый наряд с треснувшим пенсне был уже изрядным изменением для командировки по сравнению с солидной внешностью прежнего «инженера человеческих душ», которую знала его жена. И потом, разве есть что-то удивительное в том, что наша столичная творческая общественность, которую собственно и олицетворяет Маргарита, не узнаёт кого-то в лицо, особенно если и не желает узнавать. Скажем, в 1991 году молодая поросль советской экономической науки сменила роговые очки марксистов-ленинцев на извлечённое из дореволюционных времён треснувшее пенсне либеральных демократов. Но как были экономическими детерминистами, то есть материалистами до мозга костей, так и остались, несмотря на все переодевания. Зато сорвали аплодисменты желавшей обманываться столичной общественности во время представления с приватизационными ваучерами- «червонцами».

Когда же обман быстро вышел наружу, то солидная академическая общественность сделала вид, что она вроде бы и ни при чём, это не советская наука воспитала младореформаторов, и не она подталкивала власть к либерализации ради сиюминутных благ. Поэтому будет вовсе не удивительно, что и сейчас, когда мировой финансовый кризис вот-вот похоронит под кучей «токсичных отходов» либеральной системы и эту версию материализма, сам дух его опять будет в первых рядах борцов с режимом. И судя по всему, будет переодеваться как раз в нобелевскую униформу академической науки.

Сразу после встречи Маргариты с Коровьевым прозвучала и ещё одна туманная фраза: «Удивительно странный вечер, – думала Маргарита, – я всего ожидала, но только не этого!» Вроде бы по тексту «этого» относится к темноте. Только что же может быть неожиданного в темной лестнице поздним вечером около полуночи?

Ну да ладно, не будем придираться к словам или мыслям бедной женщины. Но всё же отметим и такую деталь: «Коровьев понравился Маргарите, и трескучая его болтовня подействовала на нее успокоительно». Ничего не попишешь, но признаемся, что наша подзащитная, пожалуй, первая и единственная, кому оказался симпатичен наглый гаер. Впрочем, Ивану Бездомному его болтливый наставник Берлиоз тоже нравился вплоть до конца 11 главы, в отличие от Воланда.

С мотивацией Коровьева всё боле менее понятно – хоть день да наш. Да, дух материализма, князь мира сего уже потерял твёрдую почву под ногами. Но в его власти осталось «только» виртуальное пространство масс-медиа, то самое «пятое измерение», в которое сегодня можно легко выйти из любой московской квартиры. Да, «мягкая сила» финансовой олигархии, привыкшая красться по-кошачьи, сегодня, играя белыми, имея преимущество первого хода, всё равно проигрывает свою глобальную партию на «Великой шахматной доске». Заметьте, что это не я придумал последнюю метафору, а идеологи и приспешники самой финансовой олигархии. И именно они уже произвели замену «короля» на «офицера» в Белом доме, пытаясь таким образом избежать «шаха» со стороны мировой общественности.

И тем не менее, у Коровьева с Бегемотом остаётся ещё последний шанс – использовать своё хозяйское положение в виртуальном пространстве, чтобы воздействовать на эмоции, желания, мотивацию наиболее активной и творческой части общественности. Эту эмоциональную, одновременно восторженную и испуганную ипостась столичной элиты олицетворяет наша героиня.

Но какой резон Воланду прощать Бегемота и подыгрывать Коровьеву? Ведь Маргарита вроде бы уже и так в его власти, готова послушно втирать ядовитое зелье, да и заменить Геллу во всём остальном. Сама же признавалась Азазелло, что, мол, я женщина без предрассудков. Да, и первая мысль в голову героини пришла именно о постели. Но только вот нужна ли Воланду такая испуганная «невеста», искренне почитающего его «дьяволом»? Видимо, не очень, раз он направляет её на последнее испытание, в услужение настоящему сатане.  

Здесь мы вполне можем вспомнить ещё об одной параллели. Мы можем вспомнить не только о 12 главе, но и о 2-й, то есть о завязке ершалаимской части Романа. Великая Пятница, начавшаяся по иудейскому счислению времени предыдущим вечером – проходит, согласно каноническим евангелиям, под символикой «жертвы». Тайная вечеря – это превращение «12» в «13», ученики становятся равными с Учителем. В том числе и «любимый ученик» Иуда, которого Учитель отдаёт во власть сатаны, подарив ему главное противоядие – духовное знание о смысле предстоящей Мистерии. Но между прочим, до этого момента Иуда, как и многие ученики, почитал Учителя как «иудейского мессию», то есть будущего царя «мира сего», который освободит Израиль от иноземного ига именно в земном, материальном смысле. Духовное понимание «Израиля», «Египта» и «Рима» тоже стало к этому моменту доступно ученикам, поскольку Учитель научил их всему, что знал сам. Но двойственность восприятия и отношения к Учителю никуда не делась. Он и без Великой Мистерии мог бы сохранить свою власть над учениками и даже приобрести ещё большую власть над столичной общественностью Ершалаима. Но это было бы поклонение земному царю, князю мира сего, то есть образу Сатаны.

Пожалуй, это самое главное, что можно и нужно сказать по поводу сюжета 22 и 23 главы. Всё остальные детали можно обсудитьпозднее.

Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment