oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-52


Мы уже выяснили, почему и зачем Автор именно в 22 главе специально приглушил свет, путал следы, развешивал скрытые зеркала, чтобы менять направление нашего взгляда. Кульминация Романа – это и есть самый центр тайного Лабиринта Идей. Поэтому и нам тоже пришлось здесь поначалу двигаться на ощупь, от детали к детали, от эпизода к эпизоду. Однако теперь можно попытаться оценить в целом эту затянувшуюся на две главы стадию, завершающую большой ряд 11-22 (Надлом). Не забудем и о том, что параллельно развиваются две стадии 22 и 23 третьего большого ряда 21-32.

Можно утверждать, что одной из целей всего предшествовавшего повествования было научить нас различать эти две сопряженных линии сюжета. Одна относится к прошлому, другая к будущему. Светлая и теневая стороны единой Мистерии, которые переплетаются и проходят через души каждого из действующих лиц так, что порою и не отличить ведьму от ангела, сумасшедшего от гения, спасителя от лукавого, преданного от предателя. Лучшие ученики и любимые женщины вынуждены играть в этом представлении самые отрицательные роли, чтобы освободить всех остальных от всеобщего наваждения. Наверное, поэтому вся эта путаница длится уже две тысячи лет, пока мы не научились различать эту игру света и теней. Это я к тому, что 22 главу нужно сравнивать не только с 12-й и 13-й, но и со второй главой, где раскрывается теневая сторона ершалаимской Мистерии.

Но оценку 22 стадии в целом мы начнём всё равно со сравнения некоторых деталей. Например, в финале этой двухглавой стадии происходит преображение Воланда из домашнего облачения в романтический рыцарский облик. В зеркальном отражении 13 главы тоже происходит подобное преображение, когда незнакомец с балкона, который только что, в конце 11 главы, вещал шаляпинским басом, оказывается одетым в больничный халат обитателем соседней палаты. Вторую деталь мы обнаружили вместе с параллелью со сценой Тюрьмы в «Фаусте». В 13 главе Бездомному является дух Мастера с ключами, а у Гёте к несчастной Гретхен с ключами приходит сам Фауст. Но Фауст под маской Коровьева действует и в 23 главе. Именно он является распорядителем Бала, владеющим ключами от «пятого измерения». Поэтому нам никуда не деться от сопоставления сценических пространств, где происходит действие.

В 13 главе палата №117 оказывается соединена с «балконом», в котором мы достаточно уверенно угадываем символ «коллективного бессознательного». В этом «внутреннейшем» информационном пространстве, то есть «виртуальном мире» обитают психические комплексы – идеи, архетипы, они же демоны и ангелы. Когда это интуитивное понятие называлось «небесами» и ещё не досталось в ведение аналитической психологии при разделе отвоёванных наукой у религии сфер знания – так вот, раньше считалось, что именно здесь обитает и верховодит Творческий Дух. А поскольку этот «балкон» подсознания соединяет все персональные «палаты», в которых обитают личности всех живущих, то Творческий Дух может оказывать влияние и направлять развитие всей земной цивилизации. Однако, сама цивилизация и её функционирование основывается при этом на внешнем по отношению к личности информационном пространстве, соединяющем уже не подсознание, а сознание всех личностей. В ходе развития информационных технологий это внешнее «виртуальное пространство», подопечное «князю мира сего», становится всё более мощным и интегрированным. Так что, в конце концов, владелец ключей от «пятого измерения» может попробовать бросить вызов владельцу ключей от «балкона». Ведь современные масс-медиа действительно способны оказывать влияние и направлять развитие всей цивилизации в интересах сильных мира сего. Даже на заре возникновения этого «пятого измерения» в виде массовых печатных изданий его владелец – материалистический дух сумел добиться больших успехов в деле изгнания Творческого духа из общественного сознания, так что тому пришлось снова, как и во времена Нерона, скрываться в катакомбах. Впрочем, когда в развитии технологий случаются трудности, особенно на начальных этапах, Творческий дух бывает востребован и прорывается в медиа-пространство. Но с выходом технологий на проектную мощность корпоративный дух всегда уверенно побеждает.

Между прочим, в ершалаимских главах мы тоже наблюдаем работу медиа-технолога Афрания. Только в древнем Ершалаиме роль масс-медиа играют активно распускаемые слухи, а также небольшие ухищрения при постановке сцен. Тем не менее, эти неувядаемые умения позволяют создать в общественном сознании необходимую виртуальную картинку, например – всеобщие слухи о самоубийстве Иуды.

Однако сейчас, как и две тысячи лет назад в развитии цивилизации случились очень серьёзные трудности, связанные с исчерпанием пределов экспансии при достигнутом уровне развития технологий, включая информационные. Мировой кризис, называемый финансовым или экономическим, на деле является кризисом развития не только системы управления, надстройки, но и цивилизации в целом. Именно поэтому настаёт время для Творческого духа, время Воланда. Оказывается, всемогущая с виду свита, способная на самые ловкие трюки, действительно зависит от хозяина, хотя и пытается использовать его возможности в своих целях. Ведь это только сказать легко – оказывать влияние на большие сообщества и направлять их развитие, что и означает осуществлять Власть. Но настоящая власть основана на общезначимых символах и глубинных идеях, живущих во владениях Воланда, в «коллективном бессознательном». И без посредничества Творческого духа невозможно перевести эти идеи для новых поколений на понятный им язык образов и знаков, то есть создать действенные символы. Потому как все прежние символы имеют обыкновение терять актуальность, стираться от слишком частого и неуместного употребления.

Нет, опираясь на вездесущие технологии можно продержаться какое-то время, сохранять относительное влияние за счёт атомизации и дезориентации общества, то есть наоборот - разрушения и компрометации уже существующих символов, значимых для тех или иных больших и малых сообществ. Собственно, именно такой неизбежный «тёмный период» отражён в начале 22 главы. Да и позже единственным светлым пятном среди «коварных теней» является принадлежащий Воланду «хрустальный глобус», он же «магический кристалл», который, как нам хотелось бы верить, символизирует новое качество знания, совершенную или почти завершённую теорию новой гуманитарной науки о человечестве. Этот магический «глобус» позволяет Воланду наладить хоть какой-то контакт с желаемой аудиторией – столичной творческой средой в лице Маргариты. Но именно этот начальный успех Воланда и является сигналом к вынужденному кардинальному изменению стратегии его свиты. Теперь для борьбы за внимание общественного сознания необходимо обратить против Воланда его же собственное оружие. Только вместо истинного солнечного света, отражающегося хотя бы в одной половине «глобуса», будет дан яркий, ослепляющий, но искусственный свет. А каждое слово, каждый образ, каждый символ, созданный Воландом будет гиперболизирован, искажён, обращён против него самого.

Это в XIX веке творческий дух православной цивилизации зашёл в тупик, пытаясь найти, хотя бы нащупать пути влияния на общество. Этот тупик проявился не только в сожжении второй части «Мёртвых душ», но и в «Легенде о Великом Инквизиторе» - попытке представить, каким бы могло быть в существующей реальности Второе пришествие. Честным ответом Достоевского, заглянувшем в душу себе и обществу, стало заключение Христа в темницу. Но даже эта самокритика выглядит прекраснодушным самообманом по сравнению с духовным наследием следующего ХХ века. В котором, кстати, тоже не было недостатка в такого рода эсхатологических реконструкциях грядущего. Например, всем известный роман братьев Стругацких, где на планету Массаракш прибывает, как и положено, пришелец из светлого будущего. И что же мы наблюдаем – заключать пришельца в тюрьму нет никакой необходимости, поскольку вся планета является одной большой тюрьмой, из которой не сбежишь. Но при этом творческие способности пришельца оказываются востребованы в местных глобальных масс-медиа, где в функции пришельца входит фантазирование интересных для населения образов. Где-то так, если я не ошибаюсь?

Собственно, об этом же самом нам намекает и Автор. С помощью несколько искажённого, как и положено в виртуальном пространстве масс-медиа, образа Гретхен, то есть Фриды, Автор говорит, что этот самый Великий Бал у Сатаны для нашей героини – это тоже самое, что Тюрьма для бедной Гретхен. Да, и окружение, почти сплошь составленное из отъявленных злодеев и преступников, тоже не оставляет надежды на более достойное определение происходящего. Впрочем, и сравнение с «Зойкиной квартирой» тоже остаётся в силе. Тюрьма, совмещённая с борделем, – это испытание будет пострашнее и ещё опаснее для души героини.

Вообще, это уже моё частное мнение, Булгаков здесь только созвучен, современные мегаполисы – это и в самом деле наиболее эффективная в истории модель концлагеря на самообеспечении. Только вместо стен и колючей проволоки – масс-медиа, направляющие течение повседневной рутины в нужное начальству русло. А знаменитая антиутопия Оруэлла относится вовсе не только и не столько к Советскому Союзу. «1984» - это ведь только начальная дата перестройки нашего глобального массаракша.

Не приходится сомневаться в том, что сильные мира сего будут активно использовать всю мощь глобальных масс-медиа для сохранения контроля над подопечными странами и территориями. При этом имперский принцип «разделяй и властвуй» остаётся на повестке дня вместе с прилагаемыми к нему технологиями создания образа врага, дегуманизации соседей по планете, активного вытряхивания исторических «скелетов в шкафу», искажения, дискредитации общезначимых исторических символов. И вся эта смесь приправлена изощрёнными «оранжевыми» формами расизма и аморализма, то есть политкорректности и толерантности. Куда там Великому Инквизитору, здесь не только у Достоевского, у всех гениев прошлых эпох фантазии не хватило бы представить.

Впрочем, сегодня это уже не фантазии, а объективная реальность глобальных и оккупационных масс-медиа, которую можно было легко наблюдать в связи с нападением Грузии на Юго-Осетию. Или достаточно взглянуть на технологии массового промывания мозгов, пышным цветом расцветшие на «оранжевом полигоне» соседней Украины. А ведь это только начало эпохи кризиса цивилизации.

Однако, что действительно радует, это неготовность сильных мира сего переходить грань между информационной и горячей мировой войны. Просто по причине отсутствия средств влияния на ситуацию в горячем режиме. Можно средствами медиа-технологий разрушить идентичность, превратить народ в население, а страну – в территорию, но нельзя этими же средствами создать армию, готовую сражаться и контролировать такие территории. Даже охрана в большом концлагере, как показал опыт Ирака, получается в таких условиях никудышная, занятая только своей персональной безопасностью.

Все эти общие рассуждения имеют прямое отношение к конкретной фигуре барона Майгеля, казнь которого произвела такое впечатление на испуганную и уставшую Маргариту. Но, во-первых, успокоим излишне чувствительных барышень, казнь эта произошла исключительно в виртуальном пространстве «пятого измерения». То есть стала фактом общественного сознания, как самоубийство Иуды. А было или не было на самом деле с Иудой, будет или не будет с Майгелем – мы вместе с Автором сказать затрудняемся. Скорее, нет.

Понятно, что образ самовлюблённого лгуна, склочника, подлизы и доносчика Майгеля является собрание тех негативных черт, тёмных сторон личности, которые нужно убить в себе Маргарите и олицетворяемой ею творческой общественности, чтобы стать по-настоящему свободной. В этом и заключается важный смысл теневой стороны Мистерии, разыгрываемой в виртуальном пространстве масс-медиа. Точно так же как теневая сторона евангельской Мистерии требовала изобличить предательство Иуды и покончить с этим образом.

Но барон Майгель – это ведь не только персонаж пьесы, это такой же коллективный образ какого-то сообщества, не то общественной прослойки, не то профессии, не то секты. Судя по месту трудоустройства в Зрелищной комиссии, Майгель представляет признанную часть демократического истеблишмента современной России. В его официальные функции входит ознакомление иностранцев с достопримечательностями нашей столицы. В неформальные обязанности – также и доносительство, не только на иностранцев.

В общем не буду долго интриговать читателей, скажу только, что эта профессиональная секта всем нам хорошо знакома. Казалось уже, что её политическая востребованность должна была остаться в далёком советском прошлом, откуда она родом. Но не тут-то было. Создание образа врага, дегуманизация образа целых народов, искажение действительности, психологическое давление в интересах сильных мира всего – всё это пригодится в новом, чудном оруэлловском мире информационных войн. Когда-то давно, когда советские диссиденты при поддержке западных масс-медиа столь активно боролись с недостатками советского строя, и мне тоже на кокой-то момент показалось, что это необходимая функция. Хотя и тогда в целом эта публика производила отталкивающее впечатление. Но советская власть зачем-то запихивала в эту нишу диссидентов и вполне приличных людей вроде философа Зиновьева, поэта Бродского или режиссёра Любимова.

Лишь сейчас, слегка поумнев, мы понимаем, что это была «борьба нанайских мальчиков», изображаемая лидерами двух частей единой индустриальной системы. А уж сегодня отличить друг от друга оруэлловские Австразию, Океанию, Евразию можно будет разве что по титрам телевизионной картинке. Да и то, нам тут рассказывали, что в США на кадрах ракетного обстрела Цхинвала грузинами неизменно стоял титр «Русские обстреливают Гори». Поэтому сегодня в этой нише международных политических «правозащитников» заведомо остались только самые циничные прохвосты, готовые на всё ради солидных гонораров и ощущения безнаказанности, которое даёт статус двойного агента.

В силу вышеназванных причин символическое убийство барона Майгеля, то есть разоблачение и демонтаж с помощью «силовиков» (Абадонна и Азазелло) противостоящих друг другу «оранжевых сетей», является верным признаком завершения мирового цивилизационного кризиса, прекращения глобальных информационных войн, необходимых элитам для стабилизации на период «перезагрузки системы».

Осталось понять, какую роль в этом самом представлении играет голова Михаила Александровича Берлиоза. Вам не показалось, что Автор описывает пострадавшего с живым сочувствием? Может быть потому, что М.А.Б. – тоже отчасти автобиографический персонаж, которого Автор не отделяет от себя самого. Усекновение головы с последующей доставкой на блюде на пир – это символика Иоанна Предтечи. Берлиоз как дух советской гуманитарной интеллигенции был предтечей Воланда в личности самого Булгакова. В 23 главе эта символика, связанная с образом Предтечи, усилена до предела возможного. Поэтому именно на этом направлении нужно искать ответ и на эту загадку.

Возможно, Булгаков хочет нам сказать, что считает себя, М.А.Булгакова предтечей следующего воплощения духа Воланда. В этом случае разговор Воланда с головой Берлиоза – это завершение диалога с Булгаковым, что вполне случается с писателями, даже если они живут в разных эпохах. А превращение головы в чашу, полную вина, может произойти лишь тогда, когда все тайны булгаковских произведений станут достоянием общества. Но не только. Тайный код, доверенный нам Автором, позволяет проникнуть в смысл гораздо более важных книг – в том числе Нового Завета. Вино в библейской символике означает «откровение». Поэтому речь может идти о самой яркой и таинственной книге Нового завета – Откровении Иоанна Богослова.

Однако, связь булгаковского Романа с Апокалипсисом и другими эсхатологическими иносказаниями Нового Завета – тема настолько серьёзная, насколько и непростая. И уж во всяком случае заслуживает отдельного рассмотрения

Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • После Бала (47)

    47. В историю – болезни ( начало, предыд.глава) Еще и еще раз повторим поговорку: Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В…

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • Корни и крона психологии (32)

    32. Да будет свет! (начало , предыд.) Предновогоднее настроение можно навевать (за отсутствием снега) и подведением итогов, например,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment