oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

MMIX-65


«Боги, боги мои! Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих туманах, кто много страдал перед смертью, кто летел над этой землей, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна…» 

У нас была возможность убедиться в том, что Автор ни одного слова в Романе не написал без умысла, не говоря уже о целом абзаце, да ещё в самом начале главы, завершающей Роман. Нет, разумеется, никто не ставит под сомнение правоту многочисленных комментаторов, увидевших в этих строках прощальное предсмертное послание от имени самого Автора. Правы и те, кто увидел образец в лирических отступлениях Гоголя к его сатирической поэме. Но наш Автор не может перестать быть самим собой, особенно в личном послании. Поэтому и здесь тоже нужно искать скрытые смыслы и связки.

Например, восклицание о богах определённо связывает персонажа от первого лица с двумя другими действующими лицами Романа – это мастер и Пилат, которые таким же способом выражали свои истерзанные эмоции в 24 и 26 главах. Заодно мы обнаружили начало закономерного («четвёртый ключ») повторения всего ряда глав с 24-й по 32-ю в финальной главе. Следовательно, вводное восклицание можно читать и как признание Автора в том, что он отождествляет себя с мастером, прежде всего. Хотя это не отменяет родства и с другими героями.

Но должна работать и вторая связь – с Пилатом. При всей широте личности художника, вмещающего в себе всех своих героев, нет никаких оснований считать, что в своём предсмертном послании Булгаков отождествляет себя с жестоким тираном. Нет, у этой связки есть более простое объяснение. Каждое послание имеет два адреса – отправителя и получателя. Поэтому речь в данном случае идёт не только о послании Автора читателю, но и о послании мастера его герою, занимавшему его внимание в течение творческой жизни. А поскольку живой Булгаков отождествляет себя с мастером, то тем самым он открывает нам ещё один личный секрет, что его самого более всего интересовал кто-то из современников, отождествляемый с Пилатом.

Смысл личного послания Автора своему Герою вполне очевиден и понятен. Булгаков высказывает сочувствие и понимание своему таинственному визави как единственному человеку, который несёт сопоставимую по тяжести ношу служения людям.

В конце абзаца мы видим очередную «ошибку» Автора – незавершённое предложение. Некоторые издатели ухитряются «исправить», «улучшить» Булгакова, додумывая окончание вроде «она одна … <успокоит его>». Нет, коллеги, не так прост наш Автор, чтобы поступать с его личным посланием так прямолинейно и грубо. Зато Автор достаточно остроумен, чтобы положить скрытый смысл этой «ошибки» на самом видном месте. Это вообще самый эффективный способ что-либо спрятать.

О чём пишет Автор в конце личного послания? О смерти и о своём знании, «что только она одна…». Где же продолжение этого знания? Куда ведёт многоточие?

Во-первых, как и положено согласно ключу зеркальной симметрии, разговор о смерти связывает нас с первой главой Романа. Послание мастера Пилату завершает основной сюжет Романа так же, как устное послание Воланда Берлиозу о смертельном трамвае и скрытом божественном плане становится завязкой драматического сюжета. Если сопоставить эту параллель с истолкованием «трамвая» как образа культурной революции 1930-х, то мы обнаруживаем подлинное отношение Автора к сталинизму как необходимому злу, жестокому повороту на сложном и долгом пути восхождения и обновления русской цивилизации. Опять выходит апология мастером «пилатчины».

Однако главы самого Романа, как мы уже не раз убедились, – это не единственный текст, в котором нужно искать продолжение незавершенного послания. Главным первоисточником для всего Романа, не только ершалаимских глав, остаётся Новый Завет. А единственной книгой Нового Завета, сюжет которой ещё не был найден нами в преображённом виде на страницах Романа, остаётся Апокалипсис.

Финальная глава Романа вполне подходит для такого сопоставления, тем более что часть образов Апокалипсиса использованы в 32 главе вполне очевидно: небесный Иерусалим, обрушивающаяся гора, демонические всадники. Поэтому стоит заглянуть в финальную книгу Нового Завета хотя бы для того, чтобы обнаружить в самом её начале вот это послание:

«И Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв, и се, жив: Знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское. Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающий не потерпит вреда от второй смерти» /Откр 2, 8-11/.

Да, вот это сюрприз так сюрприз!.. Я уже было надеялся, что удастся хотя бы на этот раз обойтись малой кровью, за два-три дня попрощаться с каждым персонажем, сделать обобщение уже найденных нами аллегорий и идей. Хотя, конечно, сомнения и подозрения не оставляли. Если в ходе исследования 22 стадии мы обнаружили ещё целый слой смыслов, связанных с евангелиями, деяниями и посланиями апостолов, то параллельная 32 глава не может быть проще. Из 23 главы нам пришлось возвращаться к началу второго ряда и ещё раз внимательно изучить связь 11-23 глав с сюжетом Нового Завета и историей рождения христианства. Точно также в 13 главе мы обнаружили содержательные параллели с содержанием христианского учения. И теперь у меня возникли подозрения, что кроме 9 главы, где мы нашли ключи к толкованию притчи о неверном управителе, нужно было внимательно посмотреть и на другие главы первого ряда. А что касается 32 главы и её обнаружившейся связи с Апокалипсисом, то и здесь мы будем обязаны с помощью «четвёртого ключа» сравнить эти найденные параллели с предыдущими главами, начиная с 24-й.

Но сначала нужно будет ответить на вопрос, а где же первое из посланий церквям Азии – послание Эфесской церкви? Почему Автор начал параллели со второго послания Смирнской церкви? Единственный возможный ответ – это параллель первого послания Апокалипсиса тому посланию, которое предшествовало посланию мастера Пилату и связано с ним содержательно – то есть посланию Воланда Берлиозу из первой главы.

«Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников: знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы; ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься. Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» /Откр 2, 1-7/.

Не знаю как вам, а мне и в самом деле видны содержательные параллели с отношением творческого духа христианства к дореволюционной гуманитарной интеллигенции, Воланда к Берлиозу. Были у русской интеллигенции XIX-начала XX века действительно огромные заслуги, признанные на мировом уровне – и труд, и терпение, и высокая мораль, обличение властного разврата и развенчание ложных апостолов христианства. Но ведь и в самом деле, увлечённые критической философией, дореволюционные интеллигенты вместе с водой выплеснули ребёнка, оставили свою первую любовь. Символика числительного «один», «первый» нам известна: автор Откровения имеет в виду любовь к Богу, первую заповедь Декалога.

Первая глава Романа является, в таком случае, воплощением первого послания церквям Апокалипсиса. Воланд пришёл скоро, через 12 лет после революции безбожников, и дал последнюю возможность покаяться, после чего вынесенный две тысячи лет назад приговор был приведён в исполнение. Между прочим, «сдвину светильник с места его» имеет два возможных толкования, даже с учётом однозначности светильника как символа разума. И оба толкования имели место. Можно сдвинуть с места голову, как произошло с Берлиозом, а можно тронуться умом, как произошло с Бездомным.

Что же касается «николаитов», неведомых никому из толкователей Нового Завета, то речь идёт о последователях какого-то Николая. В контексте предательства первой любви и испытания лжецов, выдающих себя за апостолов, наиболее близким по смыслу истолкованием является учреждённая Николаем Мирликийским официальная церковь, угодная и угождающая государству, царям от мира сего. Так что ненависть русской интеллигенции не к словам, а к делам такой церкви оказывается угодна творческому духу христианства.

Наконец, древо жизни посреди рая – это способность различать добро и зло. Но именно в этом и заключается смысл появления Воланда на улицах Москвы – научить нас самостоятельно, без принуждения и без угождения властям отвечать на заглавный вопрос: «Так кто же ты?». А значит спасти тех, кто ещё способен спастись сам. Берлиозу не хватило «масла», духовной энергии, чтобы воспринять происходящее в его настоящем виде, без навязанных стереотипов. Бездомному повезло больше, грандиозная картина русской революции, несмотря на все догматические толкования в духе исторического материализма никак в эти рамки не укладывалась и не укладывается. Способность увидеть это божественное предопределение в видимом торжестве безбожной власти – это тот вывод, которому нас подталкивает Автор.

Что же касается второго послания Апокалипсиса, то его адресатом, по мнению Автора, является та часть русской интеллигенции, которая пусть и с опозданием, но в конечном итоге поняла и приняла божественный смысл жестокой мистерии русской революции. Именно поэтому символическим адресатом послания, открывающего 32 главу, является тот самый страдающий Пилат из 26 главы. Тот самый бывший соучастник и даже руководитель казни русского народа, который теперь готов отдать всё ради возвращения его любви и самой возможности говорить с ним откровенно. К такому страдающему от одиночества и опоздавшего раскаяния Пилату обращено послание мастера.

Что же касается толкования отдельных символов из послания Смирнской церкви, то и здесь нет ничего сверхсложного. Термин «иудеи» для автора Откровения означает все верующие в единого бога. Соответственно, речь идёт о злословии «верующих», которые таковыми не являются, поскольку не видят своего участия в божественном замысле. Только такие догматики вроде Левия могут проклинать Пилата за его участие в Мистерии и следование, пусть и неосознанное, божественному плану.

Речь во втором послании идёт о «церкви», то есть о большом собрании людей, лидером которых является «Пилат русской революции». Люди эти действительно были нищими аскетами, но распоряжались несметными богатствами. Среди этих людей и Роберто Бартини, и Сергей Королёв, и многие другие, кто и на самом деле были заключены в темницу и имели скорбь дней десять. Символика десятки – это вся жизнь человека, то есть речь идёт о целой земной жизни, принесённой в жертву ради венца жизни, вечной славы.

Осталось истолковать неожиданный вывод из второго послания: «побеждающий не потерпит вреда от второй смерти». Булгаков уточняет эту формулу, которую тоже можно прочитать по разному – и как безвредную смерть, и как не имеющую последствий угрозу смерти. Речь идёт о втором варианте: «он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна…».

Теперь понятно, что местоимение «он» нужно читать, как и в посланиях Апокалипсиса – «побеждающий», но самое главное – теперь понятен смысл самого этого слова в контексте последней книги Нового Завета. Очевидно, что «побеждающий» - это та часть большого собрания людей, которая преодолевает испытания, предусмотренные божественным «планом» на соответствующем этапе. Из всего сословия русской интеллигенции «побеждающим» будет только тот, кто после безбожной революции сможет правильно распознать, что есть добро, а что зло. Эта «победившая» часть русской интеллигенции будет иметь ещё более суровое испытание, и здесь уже «побеждающим» будет тот, кто не боится идти навстречу смерти, угроза которой будет стоять за каждым жизненным поворотом.  

Вот такое начало 32 главы. Всего семь строчек книжного текста в послании мастера Пилату, а мы уже имеем в тридцать два раза больше текста истолкования. И ещё не завершили его. Нужно ведь ещё провести обязательные параллели с началом 22 главы и с 24 главой (1-й и 4-й ключи соответственно). 22 глава начинается, как мы помним, с полёта грустящей о покинутом береге реки Маргариты и завершается на кладбище, в царстве смерти. Так что эта параллель с началом 32-й главы очевидна.

А вот начало 24-й главы вроде бы совсем не походит на начальные строки финальной главы. Одна смерть, которая случается здесь, – это гибель совы от прицельного выстрела Бегемота. Выходит, что это действительно важный эпизод, имеющий такие серьёзные параллели, но при этом смерть совы не будет иметь вреда той мудрости, которую она олицетворяет.

Кроме того, в начале 24 главы Маргарита пьёт чистый спирт, закусывая сочным мясом. Что касается мясной пищи, она символизирует знание не для всех, доступное лишь взрослому уму и зрелому духу. А вот «чистый спирт» может иметь отношение именно к Апокалипсису. Во-первых, мы уже выяснили, когда проследили параллели глав 11-23 с историей рождения христианства, связь Апокалипсиса с «глобусом» Воланда. Собственно одним из скрытых смыслов этого символа и является книга «Откровение Иоанна Богослова». Глобус присутствует и в 24 главе, хотя бы по той причине, что в её начале «всё оказалось, как было до бала». Но есть и другая цепочка символики: «вино» как символ любого откровения уже нам встречалось в Романе. Но Апокалипсис – это не любое откровение, это Откровение с большой буквы, единственное в своём роде, «вино» наивысшей очистки и наивысшего градуса. Поэтому закономерная связь с началом 24 главы подтверждает необходимость истолкования, по крайней мере, начала 32 главы через параллели с последней книгой Нового Завета.

Теперь, пожалуй можно идти дальше, но вряд ли следующие сюрпризы и загадки будут легче.

Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments