oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-68

Нужно воспользоваться моментом симметрии первой и последней глав для сопоставления двух авторских портретов Воланда. Теперь с достигнутого уровня понимания символики мы сможем лучше понять это описание:

«Раньше всего: ни на какую ногу описываемый не хромал, и росту был не маленького и не громадного, а просто высокого. Что касается зубов, то с левой стороны у него были платиновые коронки, а с правой – золотые. Он был в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма, туфлях. Серый берет он лихо заломил на ухо, под мышкой нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя. По виду – лет сорока с лишним. Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему-то зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Словом – иностранец».

Прежде всего, нужно заметить, что Автор обращает внимание на конкретное время, к которому относится этот портрет Воланда: «раньше всего». То есть сам Воланд тоже получает земной облик, чтобы пройти вместе со всей свитой и заглавными героями Романа путь преображения от несовершенства к совершенству.

Мы, собственно, уже начали исследовать это описание, когда установили связь трости с «переводчиком», зелёного глаза с котом, а другого глаза, чёрного – с демоном безводной пустыни. Эта находка указывает нам на роль трёх помощников из свиты как необходимых и даже неотъемлемых инструментов творческого духа (его эффекторов и детекторов, если использовать язык теории управления). Один глаз, чёрный – обращён в прошлое, зелёный глаз – в будущее, а трость – опора для движения наощупь в настоящем.

Все три помощника одеты в чёрные головные уборы (брови и набалдашник). Одна бровь выше другой означает наличие иерархии, в которой ниже всех оказывается третий помощник. Можно предположить, что и в этом случае как в иерархии «мастер-душа-дух», иерархия отражает отношение к времени: первый помощник, распорядитель живёт настоящим, второй фантазирует о будущем, третий оперирует опытом прошлого.

Гладко выбритый – может означать отказ от прежних учений, необходимый для создания нового. Естественно растущий головной убор тоже имеет чёрный цвет, значение которого нам известно. Однако в начале пути, «раньше всего» Воланд (а значит и его свита) одет в серую одежду – не белую и не чёрную, а смешанную. Скорее всего, серые одежды и обувь – это эмпирическое знание о духовном опыте, которое ещё не подверглось анализу, разделению на две совершенные компоненты – белый и чёрный.

Возраст лет сорока с лишним по нашему опыту тоже должен иметь символическое значение. Получается, что раньше всего, в начале пути новой науки о человеке она была сугубо, излишне светской, материалистической. А когда лишнее будет оставлено, в начале 13 главы Воланд предстанет уже под видом мужчины лет тридцати восьми.

Автор уже много раз доказывал нам своё умение творчески развивать библейскую символику, поэтому можно догадаться и о значении золотых и платиновых зубов. Вообще-то зубы – это инструменты для подготовки пищи к усвоению, а «пища» означает знание. Золотые и платиновые «коронки» и сопоставление с портретом из 32 главы указывают на связь с символикой небесных светил – солнца и звёзд, которые означают разные формы проявления разума, разные формы познания. Предположим, что золотые коронки означают объективные формы познания, а не менее благородные платиновые – творческую интуицию. Рост Воланда в начале пути тоже отражает высокую, но не очень степень познания человечеством духовной сферы.

Замечание о том, что незнакомец не хромал ни на какую из ног, нам теперь тоже понятно. Нога символически означает одну из церквей как носителей истолкований. Поскольку обе известные нам ноги, они же должники заведомо хромают, имея недостатки одна – на 50 из ста мер масла, другая на 20 из ста мер зерна, то слова «ни на какую ногу» можно истолковать только как вообще отказ от христианских толкований в начале пути.

Наконец, нам осталось истолковать: почему все эти черты портрета означают одним словом – «иностранец»? И по каким признакам вообще можно определить, что перед нами иностранец, а не советский человек? Сцена в «торгсине» из 29 главы подтверждает, что речь может идти только об одежде и о владении языками. Впрочем, Автор так и пишет с большой буквы: «Словом – иностранец». Прежде всего Слово с большой буквы в его изначальном библейском смысле делает Воланда иностранцем в стране победившего атеизма.

В этом постоянном повторении эпитета «иностранец» слышна вполне понятная связь с печальной евангельской истиной: «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем» /Мф 13.57/. И в первом своём пришествии получившее земное воплощение Слово было воспринято в своём отечестве как чуждое.

Кстати, раз уж пошла речь, именно известные споры о происхождении Иисуса могли быть причиной ещё одной «ошибки» Булгакова, несоответствия слов о происхождении Иешуа. Во второй главе он утверждает, что происходит из города Гамалы, о котором известно, что это единственный запрятанный в горах иудейский город, в который никогда не входили римские войска. Значит, Автор отвергает злую легенду о происхождении Иисуса от римлянина. В другой ершалаимской главе Пилат видит себя рядом с философом из эн-Сарида. Автор использует арабское наименование, как бы соглашаясь, что во времена Иисуса никакого земного Назарета не было. Прозвище Га-Ноцри, «назорей» следует отнести к происхождению духа Иисуса, а не его земного воплощения. Иначе зачем было называть Га-Ноцри уроженца условной неведомой Гамалы на краю Иудеи?

Но вернёмся к слову «иностранец». В тексте Романа это слово последний раз применяется к Воланду в 20-й главе, когда Маргарита только находится в процессе преображения. И более ни разу во всех оставшихся 12 главах последнего большого ряда, где иностранцами именуют других персонажей. Зато в первых двадцати главах это слово используется более 60 раз исключительно по отношению к Воланду. Из них 30 раз лишь в одной только первой главе. Мы можем предположить, что дело не только в Воланде, но и в постепенном изменении отношения в отечестве к Слову.

С двумя портретами Воланда в начале и в конце пути мы разобрались, наконец.

Теперь можно двигаться дальше по тексту 32 главы, где Воланд со свитой спешились «на каменистой безрадостной плоской вершине». В параллельном тексте 22 главы внимание Маргариты переходит от личности Воланда к начинающемуся Балу и своей безрадостной роли на плоской вершине лестницы. В параллельном месте 24 главы после краткого обсуждения природы самого Воланда, разговор переходит на обсуждение романа мастера. А затем и к самому роману о Пилате, где речь идёт о «странной туче», прилетевшей к месту казни на Лысой горе.

Два «ключа»: первый и четвёртый – применяемые вместе к 32 главе позволяют нам сопоставить начало 23 главы и начало 25-й. Казнь на Лысой горе нужно сопоставить с казнью героини на вершине лестницы. Эту связь мы уже обнаруживали и раньше, сопоставляя 23 главу с 16-й. Теперь же мы находим ещё одно подтверждение нашей догадке о том, какова была судьба Воланда, который отсутствовал во время Великого бала у сатаны. Одинокий Пилат на своём балконе вынужден пережидать время грозы. И это ожидание может показаться вечным заключением, подобным тому, в котором пребывает герой романа мастера в 32-й главе.

В коротком диалоге Воланда с Маргаритой тоже есть за что зацепиться, особенно вот за это крылатое выражение: «тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит». Очень романтично, не правда ли? Хотя речь идёт о единственном верном друге Пилата, разделившем участь двухтысячелетнего ожидания искупления. Но вот только единственном ли? Ведь «тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана» у Пилата появился ещё один настоящий друг. Именно он снится Пилату две тысячи лет, а это означает настоящую любовь Пилата к нищему философу Га-Ноцри.

Но ведь тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит! Не означает ли это, что Пилат разделяет участь самого Иисуса. Отсутствие зримого образа Учителя в последней главе вовсе не означает, что в ней нет незримого образа. Мы уже могли бы на примере самой Маргариты и Воланда научиться видеть такие незримые образы. Может быть, и на этот раз получится?

Если Пилат разделяет участь своего Учителя, значит и сам Иисус находится в таком же плену двухтысячелетнего ожидания искупления и свободы. Автор не случайно многократно и в этой главе, и в параллельных местах разлил яркими пятнами лунный свет. Ведь именно вечно обманчивый свет Луны держит в плену Пилата и его любимых друзей.

Сам Пилат завидует Левию, потому что тот находится рядом с Учителем. Но есть ли радость Учителю от этого пребывания с ним вечного студента, так и не сумевшего понять Учителя. И где-то ещё внизу, где виден в лунном свете образ древнего Ершалаима, пребывает в вечности вместе с Учителем его любимый ученик, страдающий от вечного клейма предателя. Разве кто-то сомневается в том, что Учитель любит всех своих учеников? Но это означает, что он должен разделять участь того, кого он любит!

Мы уже вскользь упоминали о течении «тысячелетников», возникшем в раннем христианстве. В двух словах это учение изложено в одном из посланий апостола Петра: «Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» /2Птр 3,8/.

События евангельской Мистерии призваны лишь дать земное воплощение духу Иисуса, Слову, чтобы повести за ним учеников и последователей. Но не означает ли это, что два дня пребывания Учителя в гробу, в плену у смерти в ходе Мистерии могут в реальности означать двухтысячелетний плен и разделение участи всех учеников и последователей, кто с любовью участвует в этой вселенской трагедии подлунного мира.

Но может быть мы ошибаемся, когда считаем, что роман о Пилате – это одновременно и роман об Иешуа? Ответ может дать «второй ключ» зеркальной симметрии, который ведёт нас к той части первой главе, где Берлиоз пытается доказать Бездомному, что Иисуса нельзя изображать как живого. От отрицания существования живого Иисуса мы обязаны к последней главе прийти к утверждению этого существования. Но в чём заключается главный признак живого существа, живой личности или даже живой сверхличности? Наверное, всё же именно в страдании и в переживании, а в случае незримого, но живого духа – в сопереживании.

«– Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много?» - тоже загадочная фраза Маргариты. Кто-то начинает высчитывать число лунных циклов за две тысячи лет, которое оказывается в два раза больше. Нет, конечно, и здесь тоже речь идёт о символическом числе. «Тысяча» означает большое собрание людей из многих поколений, то есть «церковь» в самом широком смысле. «Двенадцать» - это переживание единства с совершенством, соучастие в Мистерии. Поэтому «двенадцать тысяч лун» - это символическое обозначение многих поколений последователей Иисуса, которые разделили с ним его участь в подлунном мире.

Следовательно, заданный Маргаритой вопрос означает не больше и не меньше, чем желание скорейшего окончания этого «времени», искупления этих двенадцати тысяч, которые и составляют вместе истинный образ Учителя. Нужно ли теперь дополнительно разъяснять, что означают двенадцать раз по двенадцать тысяч в книге Откровения? Особенно с учётом двенадцати стадий Надлома всемирной истории.

Однако, выясняется что, в отличие от ситуации с Фридой, где Маргарита сама имела власть над своей тенью, в данном случае просто одного лишь прекрасного желания не достаточно. Более того, и власти самого Воланда, его знаний и умения править «тёмной глыбой» тоже недостаточно. «Все будет правильно, на этом построен мир». Освободить Пилата, а значит и Иисуса может только мастер. Что это означает? Ничего особенно сложного, если на словах – это означает, что одних только совершенных знаний и одного лишь прекрасного желания недостаточно, необходима конкретная деятельность тех самых двенадцать раз по двенадцати тысяч, чтобы построить правильный мир. Хотя, разумеется, без совершенного знания и ясного желания эта работа тоже невозможна.

Как и положено, в романтической сказке после совершения подвига перед героем открываются три дороги, три указателя, на которых почему-то начертано «свет», «тьма» и «покой». Сопоставив кое-какие открытия, которые мы с вами сделали по пути к финалу, можно утверждать, что и то, и другое, и третье – суть три разные части духовного опыта человечества.

Первая часть – «свет», соответствует большой стадии Подъёма всемирной истории, когда были выработаны идеальные понятия, которые по определению не имеют теневых сторон. Вторую часть духовного опыта составляет большая стадия Надлома, во время которой человечество сталкивается с теневой стороной своего желания скорейшего воплощения идеалов. Результатом этого необходимого негативного опыта является совершенное знание о тёмной стороне духовного опыта. Наконец, слово «покой» более чем подходит для обозначения духовного опыта, который будет соответствовать Гармонической большой стадии всемирной истории.

Мастеру и Маргарите, человечеству в его практической деятельности и в его желаниях нет никакого резона возвращаться в прошлое, во времена своей юности. Однако необходимо освободить идеалы юности от страдания, вынужденного давлением внешних обстоятельств. Тем более нет смысла повторять на следующей большой стадии развития трагический опыт стадии Надлома. Но именно этот опыт необходим духу, чтобы удержать человечество от повторения ошибок. Именно поэтому Воланд и его свита должны оставаться в этом «тёмном царстве» ошибок прошлого.

А мастер должен последовать за желаниями своей прекрасной возлюбленной – вперёд, в будущее, где необходим опыт строительства нового правильного мира, и станет возможностью мечта о «новом человеке».

Мы с вами только приближаемся к концу испытаний 20 стадии всемирной истории. Впереди ещё две долгих последних стадии Надлома, которые займут большую часть 21 века. Но параллельно, не спеша, сначала в отдельных маргинальных очагах, а затем всё шире и шире начнётся новая история, новая большая стадия Гармонии. Её первому выходу на глобальный уровень должна предшествовать мистерия «второго пришествия», в ходе которой и должны появиться новые духовные ипостаси, которые составят новую часть духовного опыта человечества, которое заслуживает название «покоя».

Заметим только, что это слово уже встречалось нам по пути, в конце 27 главы. Оказывается, «нехорошая квартира» располагалась на пятом, то есть тайном этаже дома №302-бис, который был выстроен «покоем». Из этого следует сделать вывод, что предваряющая Гармоническую фазу мистерия уже в самом разгаре, просто на этот раз учтены все ошибки прошлого. Например, Воланд сразу представляется иностранцем, чтобы не пугать своим Словом соотечественников. И вообще старается действовать конспиративно – «се, иду как тать»…

Конечно, хотелось бы знать, что означают слова «впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду». Неужели бессмертие отдельной личности? Или всё же бессмертие мастерства, которое более не будет теряться, и природа не будет более отдыхать на детях гениев.

Ещё один любопытный вопрос, не связано ли слово «покой» с буквой «П»? Нет ли в этом намёка на исправление путей совершенствования личности? Ведь «покой» отличается от страдательной буквы «М» именно отсутствием надлома в центральной части этой стилизованной под букву диаграммы, которая может означать три больших стадии – Подъём, Надлом и Покой.

Но ответы на эти последние вопросы находятся уже за пределами Романа, который, как и обещано, оканчивается словами: «…жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат».

На этом можно было бы и закончить, но согласитесь – к концу нашего исследования мы знаем гораздо больше о методах Автора и первоисточниках Романа. Поэтому просто необходимо ещё один раз перечитать все главы, особенно начальные, на предмет случайно пропущенных параллелей с Новым Заветом. Да и Эпилог, хотя и является «хвостом сёмги» и не имеет скрытых смыслов, но заслуживает хотя бы минимального внимания. В любом случае – продолжение следует.


Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments