oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Период полураспада


Исключительно усилием воли приходится возвращаться из счастливого летнего безвременья  к умственному труду, общественная полезность которого, как и всякого другого в наше время, остается под большим вопросом. Если бы не ожидания и прямые просьбы друзей из ЖЖ, то наверное и не стал бы. Уж больно неприглядным, совсем не возбуждающим аппетита или иных мотиваций выглядит нынче предмет нашей заботы.

 

Впрочем, известное с детства слово «анализы» ассоциируется именно с таким пластичным состоянием субстанции. Поэтому аналитикам ноблесс оближ. В конце концов, не обязательно принимать активное участие и причащаться, можно обойтись и дистанционными методами зондирования.

Кроме шуток, социально-политические процессы на всех уровнях – от глобального до муниципального находятся нынче именно в таком аморфно-загнивающем состоянии, анализировать, а тем более прогнозировать которое совсем неинтересно. Ни тебе выраженных тенденций, ни динамики, ни вообще чего-либо прочного, живого, реально существующего. Нет, разумеется, барахтающиеся причастные пытаются лепить из наличной субстанции статистические тренды и прочие «конфетки» для успокоения заинтересованной публики. Но есть ли нам смысл причащаться всем этим дерьмом?

В общем, доложу я Вам, не самая благоприятное время и неблагодарное поле для аналитики. Изучать топографию расползающейся кучи гнилых токсических отбросов глобализации и ещё гадать на этой гуще по расположению отдельных холмиков и пятен разных оттенков коричневого.

Хотя, разумеется, такая необходимость и потребность имеется. Не только мне нужен анализ ситуации, чтобы выработать оптимальную стратегию адаптации к долгому периоду, когда нынешний полураспад сменится полным распадом. Нужно это, чтобы не вляпаться и не причаститься токсичной субстанцией, чтобы найти хотя бы относительно чистую нишу, где имеют шансы взойти какие-то ростки будущего посткризисного мироустройства. Только такая цель интеллектуальной работы имеет смысл.

Если же вслед за причастными поддерживать иллюзию оптимистических ожиданий скорого выхода из кризиса и возвращения финансового капитализма на круга свои, тогда конечно можно устремляться в погоню за удержанием или даже повышением персонального или общего статуса в иллюзорной системе, поддерживаемой исключительно в виртуальном пространстве масс-медиа. Но даже если кого-то увлекает за неимением альтернатив эта сизифова ярмарка тщеславия, то и в этом случае не помешает немного трезвого и даже циничного анализа ситуации.

 

Сразу же должен извиниться за то, что целостной картины происходящего у меня пока нет, даже в виде рабочей гипотезы. Уж больно неопределенна сама ситуация, в которой повсюду происходят процессы распада связей. Поэтому нам, скорее всего, придётся удовлетвориться мозаикой из крупных кусков полусобранного паззла. Попробуем сформулировать набор достаточно уверенных утверждений, характеризующих состояние российского и глобального политического процесса. Только после этого можно пытаться сориентировать между собой отдельные куски мозаики для более полной картины.

Итак, попробуем сформулировать ряд тезисов, вытекающих из наблюдения за общей ситуацией за пошедший год:

 

1. После сентября 2008 года управление мировой финансовой системой осуществляется в полностью ручном автономном режиме, поскольку последняя резьба на механизмах обратной связи от реальной экономики сорвана или намеренно удалена..

И до этого единственным способом управления мировыми финансами со стороны ФРС было манипулирование процентной ставкой на основе достаточно произвольного толкования экономической статистики. Теперь же, когда последний рычаг чисто финансового управления стёрся от переупотребления, финансовый центр глобальной системы перешёл в совершенно иной режим управления, сохраняя внешнюю преемственность. Теперь, наоборот, экономическую статистику подгоняют, корректируют, чтобы ручное управление финансовыми потоками выглядело обоснованным. То есть, чтобы скрыть от заинтересованной публики сам факт ручного управления, точнее – факт сговора либеральных элит, необходимого для такого режима.

 

2. Ключевым событием периода «первой волны кризиса» был саммит G20 в Лондоне. здесь собственно и был оформлен сговор или иначе «консенсус» либеральных элит, признавших необходимость ручного управления для плавного скольжения вниз с кучи «токсичных отходов», в которую обратилась пирамида финансового капитализма. Для этого желательно дать этой куче дерьма постепенно растечься из центра на периферию, заполнив собой все незащищённые пространства, вроде Восточной Европы или СНГ.

Основой кризисного консенсуса является: а) достигнутое за 20 лет строительства Великой долларовой пирамиды доминирование либеральных элит в политике всех значимых стран; б) понимание всеми либеральными элитами необходимости сохранения хотя бы видимости управляемости системы и перспектив её стабилизации на прежней основе. Открытое признание хотя бы частью значимых элит фактического банкротства ФРС США и реальной отрицательной стоимости всех долларовых обязательств означало бы не только крах Америки, но и политический крах всех проамериканских либеральных элит, неизбежный всплеск подавляемого национализма как движущей силы нового передела власти и собственности. Это в полной мере касается даже Китая, где внутри руководства однопартийной системы доминируют именно умеренные либералы, но традиционно сильны позиции военных.

 

3. Главным рычагом воздействия Вашингтона на союзников во всем мире является именно эта угроза немедленного банкротства самих США. Причем эта угроза оформлена в практическую готовность к антилиберальному перевороту, фактически «цветной» во всех смыслах «революции» в самих США. Понятно, что нынешняя администрация США – тоже результат компромисса и консенсуса, где либералы держат Минфин, а неоконы – Пентагон, а сам Обама служит символом и громоотводом. В случае отказа союзников учитывать насущные интересы державы-банкрота в любой момент запускается сценарий покушения на Обаму со стороны белых националистов, связанных с европейскими правыми, на улицы выходят миллионы черных и цветных демонстрантов. Обновленная «революционная» Америка сбрасывает на плечи союзников бремя долларовых долгов, вводит «амеро» или просто разделяет долларовый оборот на две части – внешнюю и внутреннюю. Заодно получает поддержку всех стран третьего мира против белых неоколониалистов и желтых гегемонистов, не говоря уже о сионистах. Не кто иной как Уго Чавес уже озвучил этот тезис о возможной поддержке в прямом обращении к Обаме.

Это очень серьёзная и основательная угроза – кинуть всех либеральных союзников и ввергнуть в хаос почти все мировые державы просто через «революционный» отказ от прежних обязательств. Только поэтому европейская финансовая элита и была вынуждена отказаться в Лондоне от своих амбиций взять ручное управление мировыми финансами в свои руки.

 

4. Кризисный лондонский консенсус не может не быть условным. Главным его условием, разумеется, участие элит вынужденных союзников, прежде всего, Европы и Китая – в каком-то механизме контроля над ФРС, занятой ручным управлением. В качестве такого инструмента контроля может выступать только слегка реформированный МВФ в ситуации, когда либеральным элитам у себя дома нужно делать вид, что ничего особенного не происходит.

Однако перезагрузка бюрократической машины МВФ при необходимости согласования всех интересов – процесс заведомо небыстрый. Пока суть да дело ФРС успевает бесконтрольно подготовить приближенные финансовые институты к более глубокой «второй волне» кризиса, которая не может не наступить в сентябре 2009 года, когда в США будут подводить итоги очередного финансового года. Чем больше времени у самих США для подготовки к глубокой фазе кризиса, тем больше опасность для всех «союзников» по либеральному консенсусу. Поэтому на очередном саммите Двадцатки вероятна более сплоченная позиция всех участников по поводу контроля над МВФ и через него над международными финансами.

 

5. Вторым необходимым условием «кризисного консенуса» является хотя бы приближённое разграничение сфер влияния основных игроков с неформальным обязательством остальных не вмешиваться в процесс финансовой «санации» каждой такой «валютной зоны». Очевидно, что сохранение за ФРС свободы действий для подготовки США к новой волне кризиса не могло быть не связано с обязательством самой ФРС и администрации не переходить определенных границ. Например, границ Европейского Союза. А вот например в отношении России попытка Медведева провозгласить рубль региональной валютой натыкается на «непонимание» союзников по либеральному консенсусу. Какая такая сфера влияния? Скажите спасибо, что признали право влияния на территории самой РФ.

Втягивание Белоруссии в так называемое «Восточное партнерство» имело экономический смысл только и исключительно для этого – размыть четкие границы политико-экономического блока ЕвразЭС+ОДКБ, чтобы сделать неопределёнными виды РФ на собственную сферу влияния. Так что со стороны «батьки» - это ещё одно предательство белорусской элиты, намного более весомое, чем непризнание Абхазии и Юго-Осетии. И это при том, что экономическое положение самой Белоруссии целиком зависит от состояния общего с Россией рынка. Этот любопытный феномен отмораживания собственных яиц назло соседу и добровольного вхождения в зону особого риска мы просто обязаны обсудить отдельно чуть позже.

А пока констатируем, что практически все страны СНГ оказались «серой зоной» неопределенности наряду с бывшей Югославией и афгано-пакистанским коридором.

В таких лимитрофных «серых зонах» и будут происходить самые интересные события в глубокой фазе кризиса. Впрочем, на карте мира есть целый глобальный регион – Ближний Восток, являющийся одной сплошной «серой зоной».

 

6. Третьим условием «кризисного консенсуса» и основным механизмом его реализации является полный контроль либеральных элит над информационным пространством масс-медиа, прежде всего – в сфере экономики и финансов. При этом должны контролироваться как издания, так и потенциальные статусные ньюсмейкеры. Такой контроль не может быть основан лишь на репрессиях. Опыт советской системы показывает, что прямое давление и запреты лишь способствуют распространению ненужной системе информации, добавляя ей символического значения. Хотя показательное унасекомление чересчур общительных инсайдеров тоже должно быть продемонстрировано. Но главный, отработанный в англо-саксонской системе механизм стратегической дезинформации – это, конечно, регулярное приобщение наиболее активного слоя предпринимателей и обозревателей к «инсайду» в «кругу избранных». Например, встречи и беседы с высокопоставленными дипломатами, участием в форумах типа Давоса и так далее.

Хотя, разумеется, все эти отлаженные механизмы обмана трудящихся не могут работать эффективно, если все эти работающие на систему комментаторы, «коммуникаторы», «инсайдеры» не завязаны на либеральную элиту, получающую реальные бонусы от функционирования такой системы.

 

7. Соответственно, ещё одним важнейшим условием кризисного консенсуса либеральных элит должна быть возможность поживиться за чей-то счёт, «заработать» на своём инсайде. В период кризиса такие возможности были бы ограничены, если бы не новые правила игры, соответствующие новому режиму функционирования всей глобальной системы кризисного либерализма. В эти правила теперь включена даже не то что возможность, а обязательность называния черного белым, «приукрашивания» статистики, официального выдвижения сверхоптимистических проектов бюджета, основанных на ещё более оптимистических оценках и прогнозах МВФ. После чего, вдруг в определённый операторами ручного управления системой момент выясняется, что в системе ещё есть недостатки и недоработки, кое-кто из финансовых грандов у нас порой честно жить не хочет, поэтому в этом финансовом году совсем выйти из кризиса не удалось. Но направление было выбрано верное, и если бы не персонально имярек и не ошибочные действия третьего помощника старшего охранника заместителя заведующего подотделом очистки финансовых балансов…

Но либеральные инсайдеры уже заранее готовы к такому развитию событий и, пока ещё финансовые рынки работают, хотя бы в ручном режиме имитации, то найдется достаточно лохов, в том числе институциональных, которые действовали в соответствии с прежними прогнозами. И разумеется, одним из ключевых условий лондонского консенсуса должно быть оповещение доверенных инсайдеров операторами ручного управления финансовой системы о будущей смене тренда и хотя бы относительно точном времени этого поворота.

Естественно, что в каждой стране или блоке стран – участников «консенсуса» либеральные элиты будут использовать свои собственные инструменты для усиления или хотя бы удержания своего влияния. Так, например, очевидно, что в Китае уже сейчас реанимированы плановые, директивные механизмы управления всеми, в том числе частными предприятиями при сохранении формального статуса. То есть ситуация, вполне сравнимая с военной мобилизацией частного промышленного капитала. Патриотический долг каждого китайского предпринимателя помочь своей стране в удержании позиций на глобальном рынке в период глубокого кризиса.

Разумеется, в Европе и тем более в России проекция «кризисного консенсуса» на внутреннюю политику и функционирование экономики будет совсем иными.

 

Похоже, что последние месяц после первоапрельского саммита Двадцатки происходит затянувшийся розыгрыш, представление для мировых масс-медиа в полуимитационном, ручном режиме очередного цикла подъема экономики с резкой сменой настроений перед погружением во вторую волну кризиса. Самое смешное, что после разворота этого «тренда» будет разыграно дефляционное усиление доллара, как и положено на спаде фондового рынка, если инвесторам некуда более бежать. При этом, разумеется, квоты выкупа китайскими, японскими, российскими, британскими союзниками американских гособлигаций тоже заранее обговорены, поскольку нельзя допустить остановки этой машины, пусть и на холостом ходу. Соответственно, ФРС у себя в Штатах тоже сможет добровольно принудительно заставить инвесторов вложить дополнительно эмитированные доллары в гособлигации, чтобы потом аккуратно втихую вывести эти доллары с рынка. Так что пирамида госдолга США может расти практически неограниченно до тех пор, пока будет существовать этот глобальный либеральный консенсус. Думаю, что владельцы ФРС владеют необходимыми экономико-математическими моделями для этого.

Поэтому нам с вами нет необходимости беспокоиться за судьбу доллара и ФРС, которые уже по факту существуют абсолютно автономно не только от российской, но и от калифорнийской или техасской экономики. При условии внешнего невмешательства этот процесс имитации финансового рынка может происходить бесконечно.

Нас с вами в связи с вышеизложенным должны волновать только два вопроса. Первый – когда может произойти такая принудительная смена искусственного тренда. Но самое важное – каким образом и за чей счет наша либеральная элита собирается наваривать на своем инсайде в рамках системы глобального «разводилова».

 

Что касается «времени Ч», то всё указывает опять на сентябрь, в окрестностях завершения американского финансового года. Хотя в порядке игры против общих ожиданий, можно и затянуть на пару-тройку недель позже 30 сентября. Очередной саммит G20 потому и назначили за пять дней до этой даты, чтобы подкрепить консенсус согласованием дополнительных условий.  Поэтому в случае разворота нынешнего виртуального тренда в минус до саммита, это будет означать начало сепаратной игры США в союзе, например, с Китаем и Японией, «кинуть» которых США сейчас не могут по причине их решающего участия в рефинансировании госдолга.

Лично мне представить такой сценарий раскола неоимпериализма на два противостоящих лагеря гораздо легче, чем ситуацию игры США по коллективно согласованным правилам. Скорее американцы будут ставить всех перед фактом и блефовать на краю пропасти, заставляя работать на себя. Во всяком случае, частью такого торга о «сохранении кризисного консенсуса» и самой возможности плавного течения кризиса выглядит столь позднее утверждение Бернанки на посту главного оператора ручного управления.

И сразу после этого переназначения сначала из ФРС, а теперь и из уст Кудрина прозвучали первые предупреждения о предстоящем смене тренда, прекращении накачки экономики средствами господдержки.

 

А вот что касается способа, с помощью которого «наша» либеральная элита намеревается, опираясь на «кризисный консенсус», обуть всех остальных участников российской политики и экономики, то этот вопрос требует отдельного рассмотрения. Также как вопрос о тех внутренних ограничениях, которые могут помешать либеральным элитам в РФ и других странах выполнить со своей стороны условия «кризисного консенсуса».

В любом случае, без этого предварительного экскурса на глобальный уровень было бы бессмысленно пытаться анализировать ситуацию в России и в СНГ. Чем мы и займемся в следующий раз.

Tags: 3мировая, анализ, кризис
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • Работа над ошибками (13)

    13. Ключ на старт (начало) Повторю не лишний раз – все, что происходило в политике, особенно в политике США и Британии, в уходящем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • Работа над ошибками (13)

    13. Ключ на старт (начало) Повторю не лишний раз – все, что происходило в политике, особенно в политике США и Британии, в уходящем…