oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

«Бегущие по волнам» или Хроники Большого Серфинга

Последние пару недель принесли в информационное пространство множество настоящих событий, восполняя их явный дефицит в почти минувшем 2009 году. При этом большинство событий первого года Большого кризиса были просто двойственными или двусмысленными, без явного вектора направленности. Новая послеоктябрьская волна событий имеет немного иное общее качество. События остаются двойственными, но каждое из них уже имеет некий вектор движения или вынужденный вектор сопротивления явному давлению. А в силу этого вектора начинают проявляться вовне маскировавшиеся прежде интересы и позиции разных сторон, участвующих в событиях.

Возьмем для примера наиболее важное для России событие – партийный съезд «Единой России». Вроде бы сам по себе, внешне он почти не отличается от всех предыдущих формальных съездов. И этот XI съезд тоже вполне формальный, необходи­мый для исполнения сложившегося политического ритуала. Едва заметная опытному наблюдателю разница заключается именно в этой самой характеристике «сложившийся», означающей завершенность политической формы, так что в ней может теперь появиться и начать накапливаться какое-нибудь актуальное содержание.

До сих пор формально правящая партия никакой внятной формы не имела как в части идеологии, так в части организации или политики. Партийные органы и функционеры всего лишь, как броуновские частицы, были поверхностными индикаторами подспудных течений в администрации президента и завязанных на нее внутри­олигархических разборок.

Однако, помнится, еще лет пять назад, когда эта бесформенная «партия» получила, в том числе благодаря неумному авантюризму Ходорковского, конституционное боль­шинство на выборах в Госдуму, я задавал вопрос одному хорошему знакомому околокремлевскому политтехнологу: «А на фига теперь будет нужна сама кремлевская администрация в качестве политического органа?». До того момента именно из АП происходило управление «многопартийной» системой, в которой партии, точнее - парламентские фракции служили шестеренками, передающими «крутящий момент» от большого «колеса» административной машины.

С появлением формальной «правящей» партии рядом с «колесом» АП закрутилось неотлаженное, неотюстированное, но равновеликое «колесо» парламентской партии, созданной по образцу «оккупационной» полуторапартийной системы Японии. С глубоким удовлетворением могу признать, что и я приложил свои руки и голову к созданию этой временной, но весьма перспективной конфигурации. После чего вывод сурковской адми­нистрации из оборота как лишнего промежуточного звена становился лишь делом времени.

И по большому счету, все телодвижения, которые мы наблюдали в кремлевской политике в период с 2004 по 2008 годов, были активными арьергардными боями отступающей ельцинской системы, завязанной на прямые связи олигархии с Кремлем в лице АП. Но при этом обе соперничающие башни одновременно и пытались сдерживать единороссов, но и боясь друг друга, вынуждены были биться за позиции в аппарате ЕР, в фракционных группах и региональных фракциях. Именно поэтому начавшийся еще на выборах 1999 года постельцинский процесс не было никакой возможности ни остановить, ни тем более развернуть вспять. Хотя были отчаянные попытки вернуть утерянное – в виде создания альтернативных «Родины», «Жизни», «СР» в дополнение к исчерпы­вающим свой ресурс Яблоку, Жирику и Зю. Наиболее серьезной из таких попыток была попытка АП подставить «ЕР» на выборах в Мосгордуму осенью 2005 года. Сурковцы пытались не только раскрутить Рогозина как лидера, но и главное – подставить Лужкова под срыв и отмену результатов выборов. Для этого сверху в московскую «ЕР» спускали пожелания и рекомендации, приставили соответственно проинструктированных крем­левских политтехнологов. Однако сорвалось, Лужкову и ЕР для победы нужно было всего лишь оставаться пассивными и не выходить за рамки общегородских проблем, не реагировать на политические посылы марионеточных «националистов» или «социалистов».

В 2009 году ситуация на выборах в Мосгордуму отчасти повторилась, но уже как откровенный фарс. И на этот раз сверху были спущены строгие указания с показателями, чтобы поставить Лужкова и городскую ЕР в раскоряку, подставить исполнителей под уголовку, а саму ЕР под жесткую критику и дискредитацию. Но на этот раз стратегией победы стало общее следование региональных организаций ЕР указанием сверху, в русле «круговой поруки» губернаторов.

Небольшая разница в нынешнем политическим сезоне по сравнению с прежними – именно в том, что состоялась недвусмысленная поляризация. Все сурковские марионетки на этот раз явно апеллировали к Медведеву, пытаясь с его помощью запустить машину репрессий против бывших союзников, а заодно расколоть «тандем», вернуть времена слабого лидера, зависящего от олигархии, Запада и продажной бюрократии. Эти времена еще не прошли окончательно, но важный поворот на пути от них был в этом году преодолен.

Небольшой плюс заключается хотя бы в том, что обозначился, наконец, этот самый подспудный вектор движения и проявились силы или, может быть, механизмы для приложения сил, работающие за и против этого вектора. Раньше разобраться, кто за кого, и кто кого подставляет было очень трудно, даже изнутри. Классический пример – гнусная история с «символом знамени Победы», спущенная из Кремля во фракцию ЕР за полгода до выборов в Госдуму. Просто чтобы подвесить «медведя» на еще один острый крючок. Но сколько крючков не придумывай, ситуация все равно оставалась, как в той присказке: «Я медведя поймал, но он меня не пускает».

Характерно, что ровно такая же ситуация, как вокруг «ЕР» внутри России, сложилась в глобальном раскладе вокруг такого же безличного политического механизма, каким является Евросоюз. Точно так же Вашингтонский обком по мере сил ставил палки в колеса сначала конституционному договору, затем лиссабонскому процессу, активно поддерживая на словах и пытаясь при этом продвинуть свои креатуры в лидеры европей­ской бюрократии.

На днях этот увлекательный процесс создания завершенной формы нового политического механизма на уровне ЕС тоже пришел к предварительному финишу. Форма создана, хотя еще не работает, но уже оказывает влияние на мировую политику одним своим существованием.

С точки зрения расстановки кадров ситуация в ЕС тоже вполне аналогична той, что была на съезде «ЕР». Европейцы не только отбили имиджевые атаки и сохранили плотный строй прикормленной евробюрократии, но и слегка почистили ее от проамериканских фигур, таких как Солана.

Из выявленного сходства двух политических процессов – внутрироссийского и общеевропейского нам нужно сделать необходимый вывод. Речь пока не идет о победе или поражении тех или иных сил внутри политической элиты. Тем более что силы эти остаются на своих местах – крупный бизнес, бюрократия с передовым отрядом спецслужб, региональные элиты. Что на данный момент изменилось – это политический механизм, который превращает равнодействующую всех сил в определенный вектор движения.

Можно с уверенностью говорить, что такое изменение механизмов в целом завершилось в ключевых узлах глобальной политики – Москве и Брюсселе. Но с большой долей уверенности можно указать и на принципиальные сдвиги в еще одной узловой точке – Иерусалиме. Резкое изменение риторики бывшего главного ястреба Нетаньяху, согласие на обмен пленного израильского солдата на тысячу палестинцев – ничто по сравнению с выходом из израильской тюрьмы на политическую сцену «палестинского Манделы» – Марвана Баргути. Конечно, можно считать этот сценарий последней попыткой Израиля мобилизовать американских евреев и через них администрацию Обамы на поддержку Тель-Авива, в смысле – прежней ставки на «израильскую военщину». Но и в этом случае ставка становится рискованной как никогда ранее.

Можно ли говорить о каких-то изменениях политических механизмов в самих США? Не можно, а нужно, потому что весь этот первый год кризиса США занимались только этим – формированием новых методов баланса между финансовой олигархией, региональными элитами штатов и силовой бюрократией. Вся эта постановка спектакля по поводу ожидаемого завершения рецессии как раз и связана с необходимостью сбросить в конце года балласт, сохранить хотя бы часть работающих механизмов Уолл-стрита, Пентагона с Лэнгли и глобальных медиамонстров.

Однако, из формального проигрыша уходящей системы, пытавшейся сдержать или оседлать новые механизмы, вовсе не вытекает, что схватка завершилась. Наоборот, именно теперь, когда в каждом глобальном узле друг другу противостоят два завершенных механизма должна начаться острая схватка между сложными коалициями. Предстоит игра, в которой работающие механизмы уходящей эпохи будут направлены друг против друга или станут разменной монетой для политического торга о месте под солнцем в новой реальности.

Можно привести параллель с ближайшим к нам историческим процессом глобального уровня, находившемся в той же фазе развития – перехода от пре­имущественно позиционной войны и складывания коалиций к острой фазе глоба­льного кризиса. Речь идет о периоде на рубеже 1940-41 годов, когда Франция оказалась де факто перебежчицей в стан континентальной коалиции, а Великобритания вынуждена была примкнуть к антлантической коалиции. И последним неизвестным в уравнении будущей войны была позиция СССР – кто победит в советском руководстве, прогерманские или проамериканские группы влияния. Прелюдией к началу острой фазы Большой войны стала необходимость для советского руководства определиться с поддержкой Югославии против Германии в апреле 1941 года.

Сегодня российское руководство тоже, как и в начале 1941-го, стоит в раскоряку. Тогда члены Политбюро просчитывали: На кого сделать ставку – на Гитлера или Рузвельта? Какой еще подлости, удара в спину ждать от зажатой в угол «англичанки»? Какими средствами не допустить генералитет к самовольному принятию решений в ту или иную пользу, сохранив политическую власть в руках Кремля?

Сегодня примерно такая же ситуация в связи с Большим кризисом. Прелюдией к самоопределению Кремля в глобальных раскладах почти наверняка станет очередной острый кризис в связи с украинскими выборами в начале 2010 года. А вот механизм централизации политических решений сложился уже сейчас, в ходе осеннего кризиса между выборами 11 октября и съездом 21 ноября.

Описанная конфигурация глобальных и внутрироссийских раскладов позволяет довольно легко интерпретировать многие события, которые кажутся случайными или непонятными. Например, серия разоблачений глобальных манипуляций – искусственного характера «пандемии» «свиного гриппа» и аферы «британских ученых» с рисованными данными «глобального потепления».

С одной стороны, речь идет о практической отладке кризисных механизмов управления глобальными процессами в отсутствие финансовых механизмов и стимулов. С другой стороны – попытки европейцев подорвать влияние глобальных медиамонстров и опирающихся на них ТНК, использующих международную бюрократию.

Параллельно происходит частичный распад прежних механизмов глобального управления. Например, не успело британское рейтинговое агентство записать Россию в число преддефолтных государств, чтобы искусственно ограничить приток денег в страну, как в преддефолтном состоянии оказался эмират Дубаи, который в этом рейтинге числился среди благополучных стран Персидского залива.

Самое смешное, что преддефолт Дубаи случился в связи с кризисом строительной отрасли, то есть сдуванием финансового пузыря, на котором держалась прежняя система глобального управления. А заодно под угрозой оказались все суверенные фонды петромонархий, которые были источником средств для пирамиды американских ГКО. Но при этом либеральные и экономические СМИ не преминули немедленно заверещать о последствиях для России и ее нефтянки. Хотя при чем здесь рынок нефти? Наоборот, в случае ослабления петромонархий влияние России на ОПЕК и на рынок нефти и газа только возрастет. Единственное, что действительно трудно объективно интерпретировать в рамках парадигмы смены механизмов управления, это всяческие природные знамения над Аравийским полуостровом в период хаджа.

Tags: 3мировая, БВ, ЕС, Израиль, РФ, анализ, политика
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments