oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Узоры на стекле

 

Все-таки настоящая зима – это приятно глазу и сердцу. Сегодня имел счастье с утра аккуратно, щеточкой расчищать от узоров заиндевевшее ветровое стекло. С узорами конечно красивее, но далеко не уедешь.

Вот и с политикой примерно также. Все мы наблюдаем сплетение новостей на «ветровом стекле» информационного дисплея, но чтобы уверенно двигаться, нужно ежедневно расчищать обзор – не только от пыли и грязи, но и от прекрасных иллюзий. Попробуем потереть щеточкой в местах отдельных хитросплетений.

 

Например, всем стало смешно и грустно из-за 50 миллионов баксов, отгруженных российским правительством на остров невезения Науру. Но только что же тут смешного. И сами островитяне молодцы, после исчерпания запасов собственного гуано, научились торговать своим суверенитетом гораздо эффективнее многих наших соседей. Всего-то ничего – правильно осознавать свое место в мире и следить за новостями. Многие из тех, кто ехидно комментировал эту новость, не умеют и этого.

Во-первых, новость о признании Абхазии еще одним членом ООН пришла из Сухума в последний день предвыборной президентской кампании. И кто скажет, что это плохой предвыборный ход, причем сделанный очень вовремя. Если бы на день раньше, то оппоненты Багапша могли успеть рассказать согражданам о том, что это за государство такое. А так не успели, и эффект от признания в масштабах Абхазии был вполне целевым.

Нет, я понимаю, что многие недоумевали от новости лишь по причине непони­мания, как с этих 50 лимонов отжать стандартный откат. Однако судя по всему откат будет не только от островитян, но и в виде каких-то преференций в Абхазии. Например, морской порт в Гудауте – чем не лакомый кусок. А если сопоставить с еще одной новостью о якобы смытом в Черное море недостроенном порте вместе со всей новейшей техникой, то можно предположить, в какую сторону вся эта «смытая» техника двинулась.

Или вот другая новость, немного поважнее – новый всплеск не то межведом­ст­венной, не то внутриведомственной войны между Генеральной прокуратурой и Следст­венным комитетом при ней. Собственно, война именно за это и ведется уже два года – быть следователям «при» или «под» прокуратурой.

Ну опять же, подумаешь, обычное дело – года два назад точно так же мучительно долго увольняли Митволя из Росприродназора, пока не уволили наконец. Однако и в прошлый дело имело не столько бюрократический, сколько политический оттенок. Мит­воль ведь был не сам по себе, а как совместный проект Администрации Президента и Генпрокуратуры по гринмейлу подмосковных латифундистов.

А между тем в одном из недавних аналитических обзоров мы пришли к выводу, что центральным политическим процессом десятилетия было плавное перемещение поли­тического центра из администрации президента в связке с Советом Федерации к прави­тельству в связке с Государственной Думой. Ключевым политическим ресурсом, за обла­дание которым бодались две коалиции был и остается репрессивный рычаг следственных органов.

Пока Путин был президентом, связка АП-СовФед полностью контролировала кадровые вопросы в прокуратуре и судебной власти. Перемещение Путина в кресло премьера имело политический смысл только при условии, что он остается лидером назначенных или сохраненных при нем олигархов. Поэтому ключевым условием путино-медведевской рокировки стала реформа следствия, аккуратное выведение его из под прямого подчинения прокуратуре.

Недавний «теракт» на железной дороге стал в этом смысле весьма показательным событием, нагруженным очень важной политической символикой. События показали «ху из ху», и кого быстрее слушаются следователи – Путина с Якуниным или Медведева с Чайкой. Велено было считать катастрофу терактом, потому что так нужно первым двум. И президентско-прокурорская коалиция ничего не смогла с этим сделать. Ну не мог же Медвед присоединиться к другим блогерам и опровергать выводы следствия. Максимум что он смог себе позволить – это после пожара в Перми поставить в один ряд гибель людей «в пожарах и на дорогах».

Что еще более показательно, так это реакция нового генсека НАТО, акценти­ровавшего внимание на «Невском экспрессе» как примере современной террористической угрозы. Такое подыгрывание одной из внутриполитических коалиций в России заслуживает внимания. Впрочем, НАТО было и пока остается глобальным инструментом одной из четырех западных коалиций – той самой, которая проиграла выборы Обаме, но все еще контролирует Пентагон. Путин изначально был младшим союзником неоконов в США, и теперь они отплатили ему неявной, но весомой поддержкой.

Повторю, эпизод с официальным признанием катастрофы «НЭ» терактом стал ключевым моментом, показавшим всем – внутри и вовне страны, кто в доме хозяин. Но от победы в ключевом сражении до победного завершения всей кампании бывает долгая дистанция. Поэтому вчерашняя попытка отставки главного следователя Москвы руками, заметим, не самого генпрокурора, а и.о. – можно считать последней попыткой исправить ситуацию и перейти в контрнаступление.

Показательно при этом, что обе коалиции вынуждены для выяснения отношений все дальше и дальше углубляться в конституционное поле, в вопросы законности. Этот момент вынужденного переход от разборок по понятиям к юридическим маневром меня лично искренне радует. Это и есть те самые признаки будущей культурной революции, об объективной необходимости которой не раз было сказано в этом ЖЖ.

 

Теперь можно подняться в анализе событий еще одним уровнем выше и опять порассуждать на тему «перестройки-2», которая уже стала общим местом – большим пятном инея на нашем «ветровом стекле».

Отдельные комментаторы, в том числе очень высокопоставленные, почему-то воспринимают нынешнюю потешную «перестроечку» как нечто равнозначное той самой, разрушительной «Перестройке», которая подарила нам не только свободу от патер­налист­ского государства, но и целую ораву захребетников в виде либеральных наследников советской номенклатуры – как правило, детей и внуков видных ленинцев, но также и просто активных комсомольцев.

Тут намедни случился повод, чтобы вспомнить, как это было. Опять же в одном из не очень давних обзоров я постарался обосновать, что именно советские банкиры во главе с Геращенко подлинными лоббистами «новоогаревского процесса», включая референдум 17 марта и новый Союзный договор, а также замысловатой интриги ГКЧП, в которой Крючков разыграл своих коллег втемную (или же ближнее окружение Крючкова разыграло его самого, что менее вероятно). Игра в ГКЧП была задумана, чтобы выманить Ельцина на сторону путчистов против Горбачева, но получилось наоборот. Поэтому настоящим лидерам движения (Геращенко, Примаков) пришлось  ненадолго уйти в тень. Но этот гамбит позволил прорваться в ферзи пешкам, бывшим на подхвате уже победившего прочих номенклатурщиков финансового сообщества.

Позволю себе процитировать собственный аналитический обзор от апреля 1994 года – в части, посвященной Е.Т.Гайдару:

«ГАЙДАР Е.Т.: Почему провинциал Бурбулис, годами вгрызавшийся во власть, был вынужден уступить ключевые посты не соратникам по борьбе, а столичной команде выпускников экономфака? Может быть они не соглашались на советников? Или имели за спиной опыт спасения хотя бы занзибарской экономики? Основная версия: "никто брал на себя либерализацию, а иного выхода не было."

Во-первых, был и выход. Поскольку народный рейтинг Павлова был чуть лучше, чем у Гитлера, можно было списать на него издержки, прикрыть банки, напечатать деньги и пойти по пути послевоенной Германии. Но национализация банков - это нонсенс для таких твердых антиискровцев как Бурбулис. Именно поэтому он и заменил Скокова, способного на такой "коммунистический" шаг.

Но Бурбулиса с Гайдаром было недостаточно, чтобы обеспечить экспансию народившегося финансового квазикапитала в госструктуры. Именно поэтому появилась "команда", формальным лидером которой был Гайдар, а настоящие интересы находились в финансовых офисах.

Лидерство Гайдара было классическим зиц-председательством с задачей блокирования решений, затрагивающих интересы финноменклатуры. Но Гайдар был реальным лидером корпорации "либеральной общественности", функцией которой было предание остракизму любых непотребных финноменклатуре идей. То есть был востребован как профессионал идеологической работы.

Теоретически иной путь реформы был, но политически он был закрыт в августе. Вес квазисобственности финноменклатуры ровно во столько раз больше квазисобственности иных коалиций, во сколько нужно. Потому что бочка безналичной эмиссии бездонна.

Гайдар и команда стали зиц-лидерами финноменклатуры, сменив Янаева и Крючкова. Хотя субъективно могли ощущать себя научными антикоммунистами. Но монетаристская теория бессмысленна в АКС вообще, а в АКС без финансового контроля вдвойне. Тем не менее в ней есть значимый элемент - фискальная политика. Гайдаровский НДС стал инструментом экспроприации региональной и отраслевой номенклатуры, перекачки денег в бюджет и в систему "черного нала", находящиеся под контролем финноменклатуры.

По прошествии "дикого" периода свободной экспансии финноменклатуры настал момент, когда началась конкуренция за ресурсы Минфина и Центробанка. С этого момента Гайдар был обречен. Финансовому квазирынку потребовался настоящий лидер и им вновь, как и в случае с нефтяным, мог стать только Черномырдин. Но не Скоков, как лидер ВПК и регионов, чей интерес был частным. Лидерство Гайдара закатилось по той же причине, что и взошло. "Команда" была лучшим каналом экспансии, но по завершении стала частью рынка и распалась на части». 

Примечание: АКС означает административно-командная система. Обвальные либеральные реформы и приватизация, заимствование западных моделей без демонтажа АКС и без опоры на зародившееся, но слабое гражданское общество – это был нонсенс, который нельзя назвать иначе как вариантом «карго-культа». Ваучер Чубайса – такой же бамбуковый фетиш по отношению к ценным бумагам Уолл-стрит, как бамбуковые рации туземцев с островов вроде Науру.

 

Однако, если бы «Перестройка-2» была по силе равна «Перстройке-1», то уверяю Вас, что ни один большой политик или известный политолог даже не смог бы понять, когда полярный лис опять подкрался незаметно. Потому что разрушительная сила горбачевской «Перестройки» как раз в этом и состояла – в отсутствии необходимых знаний о свободе у большинства, и обладании настоящим знанием малого меньшинства из советских загранбанков и близких к ним функционеров бывшего ПГУ. В этом смысле перестроечная Россия оказалась в состоянии, обычном для англо-саксонских стран, где кучка жуликов манипулирует массой простаков.

Однако, сегодня этой массы простаков в России уже нет, в отличие от соседей. Это в Киеве в 2004 году, и в Минске тоже сейчас на подходе финал затяжной «перестройки». А в Москве всего лишь «перестроечка», которая для всех видна, понятна, а потому относительно безопасна для всех, кроме совсем потерявших чутье политиков и так называемых «политологов», которые заканчиваются на букву «-х».

Вполне достаточным признаком поверхностного характера «перестро­ечки» является ее высокий темп – в 5-7 раз быстрее темпов настоящей Перестройки. Это сразу указывает на неглубокий масштаб аналогичных событий, развивающихся в пределах узкого круга политических лидеров и центральных политических институтов – АП, Совбеза и президиума правительства, КС, руководителей ГД, СФ, Генеральной прокуратуры. Однако это вовсе не означает, что даже резкие галсы в рамках этой «перестроечки» будут как-то отрицательно влиять на все государство и общество. Скорее, наоборот, политикам придется искать более надежную опору, чем ручное управление следствием и авралами после чрезвычайных ситуаций.

Однако, наблюдаемый политический феномен «перестроечки» может иметь, кроме политического, еще и значение для развития подлинно научной политологии. Можно не доверять мне или Гегелю с его законом повторения истории, но Булгакову и Аристотелю нужно верить. Один из «ключей» к тексту Романа и скрытым историческим аллюзиям как раз и заключается в том, что последняя четверть любого исторического или политического процесса является ускоренным повторением всего процесса в меньших масштабах. Вместо горячей войны – информационная, вместо захвата территорий – перехват финансовых потоков. Но при этом последняя четверть тоже является процессом и имеет такую же структуру. Внутри нее есть своя завершающая четверть, которая опять в еще меньшем масштабе повторяет тот же сюжет.

В таком случае явное совпадение сюжетов нынешней «перестроечки» с большой Перестройкой дает возможность нам сопоставить фазы развития больших и малых процессов, а значит и уточнить наш анализ и наши прогнозы. Но это в следующий раз.

   
Tags: РФ, анализ, историософия, параллели, перестройка, политика
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • После Бала (47)

    47. В историю – болезни ( начало, предыд.глава) Еще и еще раз повторим поговорку: Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments