oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

"Также услышите о войнах и о военных слухах..."

 

В отличие от астрологов, написание прогнозов аналитиками всегда рискованно. Хотя бы по причине того, что наблюдатель встроен в систему, а хороший анализ и тем более прогноз к тому же часто воздействует на какую-то важную часть системы. Так что в политическом анализе должен действовать некий «обобщенный принцип Гейзенберга». Можно спрогнозировать либо место, либо время встречи событий, но не то и другое одновременно.

И тем не менее, написание прогнозов, хотя и вредит имиджу «гуру», сильно способствует саморазвитию и общему пониманию политических процессов. Конечно, это только, если затем поработать над ошибками.

 

Например, где-то в начале марта я попытался экстраполировать найденную параллель «Перестроечки» и предсказал, что как и в феврале-марте 1990 года, перед выборами 14 марта обязательно будут митинги. И как всегда бывает с очевидными продолжениями, попал пальцем в небо.

А все почему? Потому что руководствовался «здравым смыслом» и внешними ощущениями, а не собственным аналитическим методом. Действительно, когда же еще проводить оппозиционные митинги, как не перед выборами? Но у нас в России все всегда не так, как у людей. Оппозиция отчего-то перенесла митинги на через неделю после выборов. Нет, это тоже не помешало бы, чтобы закрепить политический успех, добытый на волне народного возмущения грабежом коммунальных и энергетических монополистов.

Но ведь не было! Не случилось очевидного и неизбежного. Никто из «оппозиции» не вывел людей на массовые митинги ни в длинные выходные 6-8 марта и вообще до выборов. Конечно, празднование «женского дня» - период в России сильно специфический, но не настолько, чтобы упускать шанс для оппозиции.

А она его, шанс, и не упустила. Приходится стучать себя по голове – ах, ты, дурачина, простофиля. Сам же десять раз не меньше убеждал читателей, что мы имеем дело не просто с повторением истории, а с фарсовым, верхушечным повторением.

Что разве после осенних выборов 11 октября мэра Москвы упекли в отставку, как Ельцина в 1987 году? Нет, ограничились одними призывами и разговорами. Или может быть после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, как после Чернобыля, последовали оргвыводы и была списана на политическую пенсию если не «партийная сотня», то хотя бы «десяток». Нет, все высокие руководители на месте, никто пулю в лоб себе не пустил.

Поэтому с моей стороны было грубой логической ошибкой предсказывать массовые митинги перед «выборами» 14 марта. Слухи и разговоры о таких митингах были, это точно. Но именно разговоры о политических действиях, а не сами действия, и являются нынче, в откровенно фарсовый политический период самым действенным орудием для «оппозиции». Увы, все привычные термины приходится закавычивать.

Ну, представим себе, что Миронов, Зюганов и Жирик на самом деле дали команду выводить актив и сторонников на митинги. За неделю до выборов в штабах по России было достаточно активистов, чтобы создать массовку, к которой вполне могли бы примкнуть простые избиратели. И чего бы они добились таким образом, разом поссорившись со всеми губернаторами и мэрами?

Добились бы, что никто на местах не стал бы исполнять команду из Кремля насчитать «оппозиции» хотя бы 5 процентов. Нет, оппозиция в таком случае была бы без кавычек и получила бы очки популярности в народе, особенно среди принципиально не голосующей его части. Только кому нужна популярность без финансирования, без хотя бы возможности продать свою протестную популярность местному олигарху, как КПРФ сделала на выборах мэра в Иркутске. Тем более что это вообще основной бизнес КПРФ – продавать билеты бизнесменам в политику. Ничего, если через год-другой такие бизнес-попутчики, накопив денег благодаря новому статусу, покупают билет уже в «вагон бизнес-класса» в составе «Единой России».

Таким образом, именно кулуарные разговоры и утечки, слухи о массовых демонстрациях, но не сами демонстрации, могли и стали тем политическим инструментом, который гарантировал оппозиции относительный успех на прошедших выборах. Однако, как ни странно главным победителем чувствует себя и действительно является именно «Единая Россия». Казалось бы явное снижение формального результата, но зато повышение формальной легитимности. А ведь наших, то есть, тьфу, нашей элиты западных партнеров интересует нынче именно формальная легитимность Кремля. Реальная легитимность на основе тесной связи с народом западным партнером также ни к чему, как и самой нашей элите.

А все дело, видимо, в том, что на глобальном политическом уровне разыгрывается точно такая же фарсовая пьеса, где реальные политические действия заведомо ведут к быстрой потере формального политического статуса. Даже имитация военной кампании в Афганистане наносит постоянный ущерб, что уж говорить о настоящих действиях. А вот постоянные разговоры о войнах, «военные слухи» становятся реальным инструментом давления на контрагентов и особенно на своих же союзников в политическом торге о будущем мироустройстве по итогам глобального кризиса.

Борьба с кризисом тоже не может быть настоящей, основанной на реальных действиях, а только фарсовой, имитационной. Потому любое конкретное действие предполагает выход за границы и правила существующей системы, представляющей из себя плавно сдувающийся пузырь глобальной финансовой пирамиды. Любое реальное политическое действие протыкает и без того истончившуюся оболочку пузыря, который к тому же интенсивно подкачивают и ФРС, и китайцы. И тогда последствия для всех участников фарсового представления будут совершенно непредсказуемыми.

Именно поэтому главную скрипку в попытках регулировать торгово-финансовые взаимоотношения с Китаем играют не официальные финансовые власти США, а публицист и колумнист Кругман, назначенный для такого случая «нобелевским» лауреатом. Аналогично в отношениях Израиля с США вдруг главным событием становится «информационная утечка» о планах строительства поселений. То есть активность проявляют маргинальные, необязательные фигуры, а официальные лица пользуются этим, чтобы спустить все реальные политические процессы на тормозах.

 

Возвращаясь к теме ошибочных прогнозов, можно вспомнить еще мое предсказание от октября 2008 года о неизбежности политики сжатия рублевой массы и, как следствие, укрепления рубля к валютной корзине. Это предсказание, согласно «обобщенному принципу неопределенности» оказалось ошибочным в части точного времени. Понадобилось полгода, чтобы российские финансовые власти перешли в этот режим двойного или даже тройного ужесточения – за счет сжатия рублевой массы, ужесточения фискального режима и экспроприации лишних финансовых ресурсов через монопольные тарифы.

Казалось бы, самоубийственная политика с точки зрения любого, даже самого слабого, но здравого смысла. Нынешняя ситуация с готовностью населения к массовым протестам, смикшированной с помощью карманной оппозиции (сразу из двух карманов – и системной, и несистемной) – прямой результат такой политики.

Однако, методологическая ошибка аналитика осенью 2008 года заключалась опять же в недопонимании природы фарсовых политических периодов. Да, для российской элиты – олигархов, а также встроенных в олигархическую систему силовиков и бюрократов – было бы выгодно сразу держать жесткий курс на автономную рублевую систему. И все необходимые формальные шаги осенью 2008 года были для этого сделаны.

Однако наивысшим приоритетом для российской элиты была и остается встроенность в глобальную элиту, пусть и на приставном стульчике. (Так и просится на язык эпитет «глобальный страфонтен»;)

И это на самом деле неплохо. Потому что никому в мире, слава Богу, (даже чучхейской элите) не нужно спонтанно-взрывное, совсем неуправляемое развитие глобального кризиса. Поэтому российская элита должна была выполнить свой первый долг перед «мировой закулисой», пожертвовав значительной частью внутриполитического влияния и экономических резервов на нужды стабилизации глобальной системы. И только во вторую очередь, когда согласованные параметры стабилизации были достигнуты и новые правила игры закреплены на первоапрельском саммите Двадцатки, российские власти могли позволить себе заняться своими собственными проблемами.

Проблемы эти можно перечислить легко, как два пальца загнуть. Первая – как и у всех остальных национальных элит– отгородиться от возможных новых волн глобального кризиса настолько, насколько возможно, соорудить хотя бы частично смягчающий удары «волнолом». Вторая проблема – сохранение управляемости внутри самой российской элиты. Понятно, что обе проблемы взаимосвязаны и должны решаться в комплексе. Вот собственно подготовкой к встрече новой волны глобального кризиса и определяется вся текущая политика российских властей.

Сжатие рублевой массы для экономики – плохо? Не то что плохо, самоубийственно даже в среднесрочной перспективе. Равно как и неестественное задирание тарифов «естественных монополий». Однако в существующей системе это единственный рычаг управления региональными и отраслевыми элитами фактически в ручном режиме. С одной стороны подставить эти элиты под угрозу протестных выступлений с последующим очевидным и традиционным для России продолжением в виде «сбрасывания бояр с крыльца». С другой стороны, все серьезные финансовые и экономические вопросы нельзя решить без обращения в самые высокие инстанции, к членам кремлевского политбюро – Путину, Зубкову, Медведеву и кандидатам в члены – Кудрину, Сечину, Собянину, Грызлову (хотя последний не факт еще).

Соответственно, основная драка на верхнем уровне происходит за право участия в узком кругу принимающих решения, и особенно – против участия в этом кругу кого-то еще. Последняя многомесячная информационная атака на Грызлова, который вынужденно должен заменить Патрушева, связана, очевидно, именно с этим обстоятельством. Среди политических спонсоров и потенциальных бенефициаров этой кампании были замечены Чубайс, Сурков, С.Иванов, то есть все бывшие кураторы ФЭПа. Что говорит, прежде всего, о слабости политических позиций этих разных, но генетически близких групп влияния. Тот факт, что в качестве живого снаряда был использован последний резерв в виде ГОПа, говорит сам за себя. Куклу, изображавшую самого Карабаса, тоже бросили в топку и спалили.

На глобальном уровне, впрочем, ровно такой же бардак. После исчерпания у ФРС не только монетарных рычагов управления, но даже резерва в виде разговоров и слухов о возможности их применения вновь, у финансовой элит осталось всего пара «хвостов» из прежней «плетки-семихвостки». Во-первых, это общая по отношению ко всем мировым элитам угроза запустить один из двух равно катастрофических сценария – либо дефляционный, либо гиперинфляционный. В обоих случаях существующая система рушится, но по принципу «умри ты первый, я последний» владельцы ФРС обладают сейчас, до принятия окончательного решения, мощнейшим политическим ресурсом.

Вообще, для сведения, политическим ресурсом, в отличие от экономических силовых, финансовых является именно возможность поддерживать у всех иных игроков состояние неопределенности по какому-то важному вопросу. Поддержит США Израиль или нет, ударит по Ирану или нет, расширит НАТО на Кавказ или нет, обвалит доллар или наоборот – пока весь остальной мир поддерживается в неведении и неопределенности, США могут использовать эти вопросы в качестве козырей в политическом торге.

Именно поэтому для лидеров все еще существующей системы «военные слухи» важнее и выгоднее, чем собственно война, а постоянно нагнетаемые слухи о новой волне финансового кризиса вообще безальтернативны в качестве инструмента политики. Потому что все остальные части глобальной элиты вынуждены вести такую же самоубийственную в мирное время политику, как и российская элита. Попробуй только расслабься и дай слабину в ужесточении режима – мигом костей не соберешь. Потому что не открыть шлюзы для новой волны глобальная финансовая элита не может, можно утонуть в собственном токсичном дерьме. Но запускать тот или иной сценарий нужно лишь в момент, когда основные конкуренты за влияние на земном шарике или расслабятся, или из-за долгого стояния в финансовом сюрплясе будут вынуждены стронуться с места, осуществить реальную, а не имитационную «перестройку» на ходу.

Похожая в этом смысле ситуация, как сейчас в глобальных финансах и торговле, сложилась в начале 1941 года в Европе. Если бы у Германии были экономические резервы для сохранения достигнутого влияния в Европе, то она бы занялась политической консолидацией континента на основе гиммлеровской концепции «Европы регионов». А потом уже с позиции силы продиктовала бы свои условия Лондону. Но никаких резервов у Германии не осталось, поэтому единственным выходом для загнанного англо-саксами в тупик Гитлера стал «дранг нах Остен».

Я уже писал, что на глобальном уровне сегодня происходит повторение сюжета «второй мировой перезагрузки», где в роли Германии выступает Китай, в роли Англии – США, в роли Франции – Европейский Союз, а Россия опять в своей привычной роли. Поправка лишь в том, что продолжение политики происходит на этот раз совсем иными средствами. Для перераспределения финансовых потоков не нужна горячая война, достаточно и «военных слухов», то есть информационно-психологической войны.

Соответственно, уже сейчас видно явное политическое сближение между Европой и Китаем, которые формально находились по разные стороны глобальной баррикады. Точно также Франция, формально находившаяся в союзе с Британией, фактически нашла способ перейти на сторону Германии путем позорной, но спасительной капитуляции.

Сегодня китайцы с немцами вместе пытаются форсировать ситуацию, спровоцировать переход финансовой системы в дефляционный сценарий, после чего главный политический козырь Штатов будет отыгран и останется в запасе лишь второй козырь – усиления «военных слухов» вокруг Ирана, Персидского залива и вообще выходов из Индийского океана.

По этой самой причине Китай пытается форсировать строительство альтернативных нефте- и газопроводов из Сибири и Центразии, а также выстроить альтернативную логистику товаропотоков в Европу на основе пролоббированного Таможенного Союза. Мой прогноз о том, что в наше время именно интересы Китая подталкивают Минск и прочие соседние элиты к интеграционным проектам, вполне оправдывается.

Соответственно, июль 2010 года, вступление в силу новых правил игры на евразийском пространстве явится аналогом вынужденного выхода Китая на историческую траекторию Чингисхана, «натиск на Запад» и свобода торговли «от Тихого океана до атлантических морей».

 


Tags: 3мировая, РФ, США, анализ, параллели, прогноз
Subscribe

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • После Бала (43)

    43. Лицо в руке Маргариты ( начало, предыд.глава) Самые интуитивные читатели этой рукописи сразу же заметили, что одной лишь внешней параллелью…

  • После Бала (42)

    42. Что за Ал-й М-ч? ( начало, предыд.глава) По ходу возвращения от евангельских деяний к нашим дням, от образа Иуды к образу Алоизия из 24…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments