oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

The Final Countdown

В середине «необычайно жаркого» мая, аккурат в день рождения Булгакова, наша федеральная Перестроечка докатилась по косогору до края неизбежного обрыва. Соответственно, ее масштабный прототип - советская Перестройка преодолела этот роковой рубеж в самом начале 1991 года.

 

Мы в прошлый раз остановились на сходстве политического антуража двух главных праздников– демонстрации 7 ноября 1990 года и парада 9 мая 2010 года. В обоих случаях по главной площади прошли совместно бывшие советские и бывшие антисоветские, демократизирующиеся и демократизированные.

Я еще беспокоился, не будет ли какой опасности для младшего президента, как для Горбачева, которому сообщили о покушении психического демократа. Но и на этот разве все обошлось, если не считать неподтвержденных сообщений об отказе одного из двух двигателей одного из реактивных самолетов над самой площадью. Думаю, то достоверность этой утечки из особого отдела несильно отличается от мнимого покушения со стороны психа с обрезом, специально пропущенного на площадь охраной генсека.

Главным символическим итогом праздника 7 ноября 1990 года, задуманного как единение власти со всем народом, стало видимое дистанцирование власти от народа. Горбачев поприветствовал колонны, организованные властью, и был напуган «приветствием» от колонн бывших неформалов, ставших «демократами».

9 мая такого рода «привет» прислали бывшие неформалы и «демократы» из числа перестроечных шахтерских забастовщиков, которые нынче стали, по данным списка Форбса, совладельцами и топ-менеджерами взрывающихся шахт.

Нет, ну понятно, что взрыв был почти случайный. На праздники он пришелся просто потому, что в этот период сверхурочные набавки к премии за выработку практически гарантируют выкручивание датчиков метана. Но нас интересует непосредственные политические последствия «привета», а именно – младший президент с удовольствием общался со специально собранными колоннами и трибунами молодежи, но при этом полностью проигнорировал естественные ожидания значительной части активного населения. Ни слова о существовании «другого народа» за пределами ТВ-картинки.

Стоит также упомянуть, что 7 ноября 1990 года было последним официальным празднованием Дня ВОСР. И надо же, какое совпадение, буквально сразу после 65-й годовщины Победы в ВОВ управделами президента объявил, что в 11-м году парада не будет из-за ремонта и реконструкции Красной площади. После победы «демократов» в 91-м тоже почти сразу начался ремонт и реконструкция Манежной площади.

Хотя в общем, и без Кожина было ясно и витало в воздухе, что этот юбилей Победы празднуют так, как будто в последний раз.

 

Помнится, концовка 1990 года ознаменовалась еще несколькими яркими страницами. Во-первых, это 2-й всероссийский съезд депутатов, полностью ориентированный на корпоративных лоббистов - «фермеров» и просто аграриев, военных ветеранов и прочих попутчиков демократов. На этом съезде в конце ноября проявилась на политическом небосклоне звезда героя-афганца и будущего вице-президента Руцкого.

На следующей неделе после майских праздников на Старой площади случилось пусть менее масштабный, но очень похожий съезд сторонников «ЕдРа» во главе с героем-афганцем Клинцевичем. Нужно также отметить, что лидеры российского съезда «зажигали» своими выступлениями ничуть не меньше, чем «гроза козлов» Грызлов. Но общественность в те времена была менее критична к политикам вообще и к спикерам в частности.

Другим ярким событием декабря 1991 было появление на небосклоне вице-президента СССР и будущего главы ГКЧП Янаева с его неадекватно оптимистической презентацией. По всей видимости, в небольших масштабах Перестроечки весь текущий «гэкачепэ» вполне умещается в рамках руководства Минфина. Товарищ Кудрин на пролшой неделе также успел отметиться неадекватно оптимистическим заявлением о том, что цена нефти занижена искусственно и обязательно повысится до необходимых 95 долларов.

Но особенно порадовало абсолютно иррациональное совпадение, а потому особенно ценная параллель бессонной ночи с 15 на 16 мая с символическим рубежом Нового 1991-го года. Небольшое отличие было, может быть, в том, что в Перестройку на этом рубеже началось «усиление» в виде совместных патрулей милиции и армии, а в Перестроечку – наоборот, аналогичное усиление после мартовских терактов завершилось.

 

В эту праздничную булгаковскую «ночь музеев» случилось еще одно неожиданное для меня подтверждение гипотезы о гегелевском фарсовом повторении Перестройки.

В личном общении с одним из читателей этого дневника я обратил его внимание на эту аналогию «ночи музеев» с последней новогодней ночью Перестройки. На что мой приятель несколько излишне возбудился и начал предаваться воспоминаниям. Ну да, говорит, я в Перестройку как раз служил в армии, и там ухитрился приобщиться к азам политтехнологи – был в команде замполита, который выдвинулся кандидатом в депутаты против маршала. Теперь вот моя личная история повторяется.

Я ему возражаю: Нет, ты приобщился к Перестройке на выборах в 1989 году, следовательно, по графику Перестроечки повторение должно было быть осенью 2009 года. – Да, действительно, - отвечает приятель, - как раз в октябре ко мне в «Одноклассники» постучался тот самый замполит, бывший кандидат, и бывшие сослуживцы создали группу в онлайне. Пару-другую месяцев активно пообщались.

Ну вот, говорю, это и было поверхностным, чисто информационным повторением вашего общего участия в Перестройке.

Собственно, этот конкретный пример иллюстрирует, по каким критериям нужно искать сегодняшние неглубокие, чисто пиаровские параллели с событиями Перестройки. И тем не менее для самих участников эти символические события являются психологически значимыми, закрывая гештальты и высвобождая либидо для новых свершений.

 

После «ночи музеев» Перестроечка плавно перетекла на траекторию, соответствующую завершающему году Перестройки. В январе 1991 года главными событиями были: 1) кризис в Вильнюсе со штурмом телебашни и сразу же 2) реорганизация правительства с заменой премьера Рыжкова на финансиста Павлова; и наконец 3) «павловский обмен» крупных купюр как первый акт жесткой финансовой политики.

Мы уже не раз отмечали, что в процессе Перестроечки самое главное – не сами действия, а активное обсуждение действий, без всяких последствий. Так, после выборов 11 октября все активно обсуждали отставку Лужкова, и вполне этим удовлетворились, хотя в аналогичном узле Перестройки отставка главы городской партийной власти случилась не на словах, а на деле.

Так и сегодня, уж чего-чего, а разговоров о необходимости отставки премьера после трагедии в Междуреченске было предостаточно. И с точки зрения политических последствий, этих разговоров было достаточно, чтобы премьер резко ушел в тень, а на первый план выдвинулся вице-премьер и министр финансов Кудрин. Тем более что 12 мая состоялось ключевое решение кабинета о перестройке работы в связи с подписанием 8 мая 83-го федерального закона о бюджетных учреждениях. Собственно, это и есть прямой аналог перехода управления к Минфину в режиме верстки чрезвычайного бюджета.

Теперь мы плавно перешли к весьма важному и интересному событию, случившемуся 21 мая в стенах Госдумы – заседанию фракции «Единой России», на которое были вызваны формальные разработчики скандального 83-ФЗ из Минфина и других ведомств.

Содержание этого неформального и по форме даже дружественного разговора между фракцией и Минфином позволяет полностью разобраться в сути этой политической головоломки – неадекватно высокого политического значения 83-ФЗ при его почти полной стерильности и бессодержательности.

Дело в том, что с правовой и управленческой точки зрения этот самый закон вообще не был нужен ни правительству, ни тем более – депутатам. Переход на бюджетные задания всех бюджетных учреждений и так был предусмотрен Бюджетным кодексом. Выделение дополнительного класса казенных учреждений – не требовало закона и изменений в ГК, достаточно было постановления правительства. Практически весь громоздкий текст этого 83-го ФЗ занимает пустопорожнее переименование в десятках законов просто госучреждений в перечисление «бюджетных и казенных».

Плюс добавлены несколько несущественных ограничений на деятельность учреждений. В общем, на самом деле, с формальной точки зрения придраться к этому стерильному проекту ФЗ невозможно, и депутаты от ЕР ничего не могли возразить Минфину на предложение привести законодательство в соответствие с уже принятым Бюджетным кодексом.

Вторая часть этой политической шарады – неадекватно широкая и массированная кампания пропаганды против этого пустого ФЗ с участием сил, явно подконтрольных Кремлю и, так или иначе, получающих финансирование из рук самого Минфина. При этом атака шла не на сам закон, а сразу на неизбежные негативные последствия этого ФЗ. Как будто нас всех специально приучали к мысли, что во всех дальнейших бедах будет виноват именно этот несчастный закон и его законодатели, а вовсе не Бюджетный кодекс и составители бюджета на следующий год.

Стенограмма заседания фракции от 21 мая с участием замминистра финансов Нестеренко полностью раскрывает всю диспозицию и разрешает головоломку.

Во-первых, главный мессидж, на который упирала заместительница Кудрина, звучал так:

«Согласно толкованию Конституционного Суда бюджет – это дело вторичное, а главное – это нормы материального права». Действительно, с юридической точки зрения формально главнее законы, обязывающие государство поддерживать инвалидов, оплачивать среднее образование и работу врачей.

Депутаты даже грустно посмеялись этой шутке юмора со стороны более чем могущественного Минфина, поскольку с политической точки зрения первичен все-таки бюджет, без которого нормы материального права мертвы.

Тем не менее, первая часть мессиджа Минфина расшифровывается именно так: бюджет здесь не причем, все возможные проблемы – из-за других социальных законов, принятых законодателями. Значит, в случае чего виноваты законодатели.

Нужно признать, что Минфин отлично подготовился к разговору с фракцией. Подготовил делегатов из регионов, где, как оказывается нет никаких проблем с реализацией 83-ФЗ. Но какие это регионы? Татарстан, Тюмень – то есть бездефицитные, где нет проблем с финансированием и субсидий федерального бюджета.

Так бы все и закончилось полной идиллией, если бы после удаления журналистов к трибуне не выел председатель думского комитета по культуре и не задал один риторический вопрос: «Как же мы сможем объяснить работникам культуры, что этот закон хороший, если планируется снизить бюджет культуры с 73 миллиардов до 58-ми, то есть на 20 процентов?».

Вот это сюрприз для Кудрина! Оказывается, не все депутаты даже в руководстве единороссов готовы, как Пехтин, активно работать адвокатами Минфина.

Однако госпожа Нестеренко мужественно вынесла повторение этого же вопроса в другой форме от депутата Гурова. Но когда этот же вопрос в очень мягкой форме повторил вице-спикер Морозов, замша Кудрина впала в натуральную истерику. Я, говорит, вижу, что меня здесь травят так же как в прессе.

Все эти любопытные мессиджи и психологические реакции практически убедили всех присутствовавших в зале в том, что пустопорожний 83-й ФЗ имеет своей единственной и главной целью – переложить в глазах населения ответственность за резкое сокращение социальных статей бюджета с Минфина и правительства на ГосДуму и «Единую Россию».

Активное участие подотчетных Суркову оппозиционеров и блогеров в этой кампании вызвано совпадением текущих интересов АП и Минфина. Минфину нужно сохраниться в условиях кризиса, сбросить с себя ответственность, а АП нужно не допустить перетекания центра формирования политики к другим субъектам, более тесно связанных с ЕР.

Поэтому с очень большой степенью вероятности можно утверждать, что за массированной кампанией пропаганды против единороссов и косвенно против Путина стоят интересы Минфина и, отчасти, АП.

Если же учесть еще один тонкий момент, что на самом деле и сам законопроект, и медиа-план пропагандистской кампании разрабатывались параллельно в стенах ГУ ВШЭ, которая лишь формально числится госучреждением, а фактически является филиалом Всемирного банка, то речь идет о гораздо более важном вопросе, чем даже соотношение платного и бесплатного образования или медицины. Которое на самом деле от этго 83-го ФЗ вообще не зависит.

Речь идет о сохранении или ликвидации внешнего управления со стороны фининтерна над финансово-экономическим блоком правительства России. Именно поэтому вся «оранжевая» рать столь активно участвует в этой галимой пропаганде, пытаясь отвести удар от подлинных виновников плачевного состояния и экономики, и социальной сферы.

Нет, я хорошо понимаю мотивы многих блогеров, которые добровольно участвовали в этой манипуляции. Среди «оранжевых» в Киеве тоже было много прекраснодушных волонтеров. Ведь это так прекрасно – поучаствовать если не в благородном деле, то в деле, которое выглядит так благородно.

 

Подробное разъяснение этой интриги необходимо хотя бы для того, чтобы обосновать аналогию между «павловским обменом» сторублевых купюр и «кудринским обманом» с 83-ФЗ. Политическая проблема и в январе 1991 года стояла примерно также – сможет ли союзный Минфин удержать политическую власть для Кремля. Дело в том, что после принятия союзного закона о банковской деятельности, сотни тысяч чемоданов и даже вагонов с неликвидной советской наличностью устремились по всем путям сообщения в Москву – из среднеазиатских колхозов и горных аулов Кваказа, а равно – из еврейских диаспор дальнего зарубежья. Если бы национально-республиканским элитам было позволено вложить все эти многомиллиардные суммы в уставной капитал банков, то финансовая власть немедленно уплыла бы из рук Минфина и Кабина. А так она уплыла медленно, за полгода.

Самым главным политическим итогом «павловского обмена» был откровенный «кидок», попытка выжить за счет и против интересов республиканских элит. Естественным результатом этого откровенного игнорирования интересов пратнеров по Перестройке стал последующий роспуск Союза.

Вчерашний диалог между Минфином и фракцией, представляющей интересы, прежде всего, региональных элит (председательство Морозова здесь показательно) имел своим результатом точно такое же осознание бывшими партнерами попытки «кинуть» и подставить со стороны Минфина.

Поэтому важные последствия неизбежны и не заставят себя долго ждать.

Единственное, что выпало из рассмотрения аналогий – это установление жесткого режима по отношению к Прибалтике как политически отрезанному, но экономически зависимому  ломтю. Честно говоря, не знаю, можно ли считать жесткий ответ Медведева на газовые предложения Киева аналогом такого же режима? Нужно еще подумать над этой темой.

 



 


Tags: РФ, СССР, параллели, перестройка, политика
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 42 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…