oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

«Все наладится, образумится…»

А то ведь и впрямь впору хором петь «Все хорошо, прекрасная маркиза». И все таки она вертится… четырехмерная спираль исторического процесса. В этом, собственно, и состоит единственный на сегодня повод, и даже причина для исторического оптимизма.

Если интерференция множества исторических волн образует в определенный момент истории исключительно темную полосу, то это еще не повод биться головой об стену. Скорее, наоборот, если эта темная полоса была предсказана на основе пусть даже интуитивной, но объективной модели развития, это и есть искомая причина, почему и не порадоваться. Однако, следует более подробно разъяснить эту важную мысль.

 

Думаю, для тех из немногих читателей «MMIX», кто осилил ее хотя бы до середины, самым невероятным моментом могла показаться именно привязка образов средних глав «Мастера и Маргариты» к российской политике 1990-х годов. И в самом деле, если автор толкования настолько хорошо ориентируется в деталях политики, он всегда может подсунуть менее искушенному читателю какой-нибудь похожий вариант. Особенно постфактум. Но ведь совсем иное дело, если уже после опубликования такого толкования продолжится цепочка событий, имеющих сходство с фантастическими образами бессмертного романа.

Более того, у меня сегодня есть возможность опереться не только на свои политологические наблюдения, но и на общее мнение тех самых неизощренных читателей. Это ведь не я, а общее мнение называло период с 2005 по 2007 год «путинским застоем». Не только я, но практически все журналисты («живые» и не только) в конце прошлого года и начале этого начали хором поминать горбачевскую Перестройку. А нынче все точно также хором начали вспоминать бурное начало 1990-х. А и впрямь – в телевизоре только и говорят, что про убийства и особую ценность либеральных общественников. А еще снова, как и в 1992-м, обсуждают планы приватизации, продиктованные западными консультантами, и к тому же – военную реформу. Опять чистка в московской мэрии, опять «фронт национального спасения» - все по новому кругу, только побыстрее и не сильно глубоко – молчаливое большинство на этот раз практически не задевает.

Таким образом, уже не я один, а многие наблюдатели заметили повторение в уменьшенном размере тех же самых фаз – «застой», «перестройка», «радикальные реформы», которые уже наблюдались в последней четверти прошлого века. А это означает не что иное, как подтверждение на практике одной из закономерностей истории («четвертого ключа»), зашифрованных Булгаковым в своем Романе.

Именно опираясь на общее мнение, а также на «четвертый ключ» Булгакова, я могу теперь продолжить разметку фаз новейшей российской истории, которую начал в «MMIX». Помнится мы запнулись на 19-й стадии процесса «учреждения РФ». Напомню, что в рамках найденного истолкования все герои Романа представляют собой не только ипостаси творческой личности, но и коллективные образы больших сообществ. Маргарита – это ранимая, эмоциональная душа столичной общественности, которая в конце 1999 года была вынуждена вверить себя попечительству чекистского сословия в лице Азазелло.

Последняя четверть «федерального процесса», начавшаяся инаугурацией Путина в 2000 году повторяет в общих чертах последнюю четверть всей послевоенной истории СССР-СНГ, которая укладывается в третью четверть Надлома российской истории. Это немного сложновато для восприятия, но я привожу общие контуры разметки для того, чтобы была возможность верифицировать мои выводы.

Итак, мы имеем не только общее впечатление общественности о том, что история застоя, перестройки и радикальных реформ повторяется на наших глазах, но также и детальное повторение в виде цепочки параллелей. Второе без первого не имело бы значения, и наоборот тоже, но вместе мы (общественность и аналитик) – сила!

Из этого общего знания вытекает, что 21 стадия «федерального процесса» завершилась совсем недавно, в июле 2010 года. А ее началом можно считать выборы в Госдуму в декабре 2003 года, сразу после ареста Ходорковского.

Попробуем с этих позиций еще раз взглянуть на сюжет 21 главы Романа. Помнится, в самом начале обнаженная и невидимая Маргарита залетает на коммунальную кухню, где некая Пелагея Петровна ссорится с соседкой. По правилу «четвертого ключа» начало 21 главы повторяет в миниатюр 17 главу, где действовала более масштабная фигура Прохора Петровича. «Зрелищная комиссия» была опознана нами как Съезд народных депутатов, а исчезнувший Прохор Петрович – как депутатский корпус осенью 1993 года. Соответственно, этому толкованию «Пелагея Петровна» - это уменьшенная копия «депутатского корпуса», которому в конце 2003 года «выключили керосинку» в лице ЮКОСа и прочих олигархов. В этот самый момент закончилась ельцинская «многопартийность», которую очень многие называли междусобойчиком партий, действующих в пределах Садового кольца. Заметим, что «коммунальная кухня» у Булгакова тоже находится в этих пределах.

Полет Маргариты по направлению к Днепру, а также визит в Киев московских либеральных политтехнологов в лице «борова» в конце 2004 года удалось распознать еще при написании «MMIX». На этом мы собственно и остановились весной 2009 года. Но уже в августе, то есть после завершения «MMIX», произошло событие, названное столичной прессой «Чернобылем на Енисее» - катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС.

Так пришлось вспомнить и о концовке 21 главы и о нашем толковании. Река, отделяющая «меловую гору», то есть Украину, от болотистой низины, то есть Белоруссии, - это Припять. Именно на высоком, украинском берегу реки происходит диалог Маргариты с пьяным нуворишем, оставшимся в кризис во фраке, но без штанов. Но именно здесь, ровно в том месте, куда нас с топографической точностью сориентировал Булгаков, на правом берегу Припяти близ слияния с Днепром находится бывшая Чернобыльская АЭС. Поэтому полет отсюда на берега Енисея, а также очевидная причастность сословия нуворишей-олигархов к катастрофе на СШГЭС дают нужную степень узнаваемости события в фантастическом зеркале Романа.

Добавим к этому, что именно эта самая параллель между катастрофами на Енисее и на Припяти послужила началом цепочки проведенных подробных аналогий между Перестройкой и Перестроечкой, а теперь вот между ельцинской «радикальной реформой» и медведевским «либеральным ренессансом» конца 2010 года.

Достаточно прозрачна взаимосвязь между концовкой 21 главы у Булгакова и концовкой 21 стадии «федерального процесса» в нашей политической действительности. Только нужно помнить, что речь идет вовсе не о физическом путешествии Маргариты, а об эмоционально окрашенном внимании столичной общественности к тем или иным событиям. Что же поделать, что в начале 21 стадии это были разного рода склоки и безобразия в Москве, а потом ввиду «путинского застоя» и отсутствия заслуживающих внимания событий здесь, эмоции московской общественности устремились в «оранжевый» Киев. И только повторная победа Януковича на выборах в феврале 2010 года завершила этот период повышенного внимания к украинским событиям, и переключила эмоции на белорусское направление. Концовка 21 стадии в мае-июне 2010 года была связана именно со спорами вокруг Таможенного союза и участия в нем Минска.

А вот события весны 2010 года, связанные с разворотом Кремля лицом к Польше и в ее лице к Западу, следует отнести, скорее, к предварительной четверти следующей 22-й стадии. Помните, с чего начинается 22 глава булгаковского Романа? Маргарита летит на черном летающем лимузине. То есть по нашим правилам толкования, эмоционально окрашенное внимание московской общественности привлечено к полету воздушного «лимузина», машины для ВИП-персон. За рулем летающего лимузина некая важная птица, в книге – это грач. А в жизни – это «кача», то есть «утка», как называли сами поляки своего президента Качиньского, который руководил полетом вип-борта на восток.

Куда летел польский борт номер один»? На кладбище под Смоленском. А куда прилетел грач на лимузине в начале 22 главы? Тоже на кладбище, где и разбился. А какое это было кладбище, не помните? Дорогомиловское. Что мы о нем знаем? Во-первых, оно располагалось в самом начале Смоленской дороги. А во-вторых, было известно братской могилой солдат, погибших и умерших от ран осенью 1812 года. Согласитесь, совпадений не так уж и мало, скорее, наоборот.

Где оказывается московская общественность, опекаемая чекистом Азазелло, в начале 22 главы, после встречи на кладбище? Опять в «нехорошей квартире», но в «пятом измерении» и в полной темноте, где попадает под опеку самого Сатаны.

Не знаю, стоит ли засчитывать за совпадение, но на днях попалась на глаза афиша: «11 ноября 2010 года в Музее Булгакова (то есть в «нехорошей квартире») состоится презентация проекта «Пятое измерение нехорошей квартиры» под эгидой одного из олигархов.

Но самое главное не это совпадение, а соответствие состояния столичной общественности сегодня состоянию Маргариты в начале 22 главы. Во-первых, испуганная, но все еще на что-то надеющаяся. Во-вторых, совсем «без одежды», то есть без гуманитарных знаний. От прежних пришлось отказаться, а новых пока нет. Последние фиговые листочки последней идеологии, либеральной, уже опали. В отчаянии московская общественность готова идти туда, куда укажет постылая власть, хотя никакого доверия к ней не осталась. А ведь Коровьев – это и есть образ земной власти, «князя мира сего».

Что мы обнаружили при сравнении начала 22 главы с 14-й главой – так это подтверждение того, что Коровьев, как и Варенуха, «все врет». Нет, для любой земной власти это – не криминал, врут и еще как. Но такие сугубо темные периоды, как сейчас, когда во власти врут все, всем и обо всем, все-таки историческая редкость.

Разумеется, это «темное состояние» – вовсе не одна лишь российская действительность, скорее, это вполне импортная штука. Чтобы убедиться, достаточно зайти на любой либеральный ресурс, ну, хотя бы на «Грани.ру», где записные либералы нынче обливаются крокодиловыми слезами по поводу несчастной участи русского народа. Вот, интересно, а кто диктовал российской власти все эти либеральные рецепты? Не эти ли плакальщики? Поэтому когда они жалостно надрываются над судьбой журналиста, первая мысль – а не их ли рук дело. Ну не этих либералов, так точно таких же.

«Врут. Все врут!» - вот девиз нынешней эпохи.

Поэтому единственное, что остается пожелать столичной общественности – «Не верь, Не бойся. Ничего не проси, особенно у тех, кто сильнее».

Нужно лишь еще немного терпения и любви к самой себе, то есть друг к другу.

Ведь всего лишь одна стадия осталась до кульминации и развязки.

 

 


Tags: Булгаков, ММ, РФ, историософия, политика
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…